Погода во Владивостоке:
24.04.2017, 15:10 4 °C, 7 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 56.2307 Доллар США
  • 60.3187 Евро
  • ¥ 51.4933 Японская иена
  • 49.5477 Корейская вона
  • Y 81.6879 Китайский юань
Главная » Интервью » Татьяна Рябкова: «Шторм и крушение – не экстрим»

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: Алена Ямбаева

Татьяна Рябкова: «Шторм и крушение – не экстрим»

Яхтсменка рассказала о нападении северокорейцев и борьбе со стихией во время неудавшейся кругосветки

Еще не так давно все Приморье следило за судьбой владивостокских яхтсменов, захваченных у берегов Северной Кореи. Участников международной регаты во Владивостоке встречали как героев, и казалось, что не было человека в городе, не знавшего подробностей опасного приключения экипажа «Элфин». Событие тогда казалось беспрецедентным.  

В то же время подобное происшествие случается уже не в первый раз. В январе этого года мелькнуло скупое сообщение в местных СМИ, что некая Татьяна Рябкова была задержана японскими пограничниками на терпящей бедствие яхте «Федор Ушаков». Как выяснилось позже, 45-летняя яхтсменка предприняла попытку кругосветного плавания в одиночку. Отважная женщина на старенькой яхте, практически своей ровеснице, пересекла Японское море, да еще и в самый шторм. Но испытания, которые выпали на долю Татьяны, не ограничились борьбой со стихией: она подобно команде «Элфина» тоже подверглась нападению северокорейских рыбаков, но сумела отбиться от них кухонным топориком.

Морские прогулки на захваченной в КНДР яхте «Элфин» организовали во Владивостоке >>

В интервью PRIMPRESS Татьяна Рябкова поведала подробности неудавшегося, но захватывающего кругосветного плавания, а также призналась, что, несмотря ни на что, ей не терпится вновь выйти в море.

- Татьяна, как вы вообще решились на такое экстремальное мероприятие, да еще и в одиночку?

- Сразу хочу уточнить, что это для меня не экстрим, ни в коем случае. Я выросла на реке Каме, с детства ходила под парусом и не мыслю свою жизнь вдалеке от воды. Только в море мне по-настоящему хорошо и спокойно. Здесь, на берегу, гораздо тяжелее, хочется уже поскорее вернуться в привычную среду. Но пока это невозможно, к сожалению. Я ведь человек, мягко говоря, небогатый, обидно, что сейчас яхты могут позволить себе только состоятельные люди. А я вообще не люблю все эти шикарные, навороченные яхты, в них очень много лишнего: обычному человеку не нужно такой роскоши. Простых, недорогих яхт просто нет. А раньше в России выйти под парусом мог обычный рабочий человек, яхты были простые и деревянные, но зато дешевые, доступные для народа.

- Помните, когда у вас впервые появилось желание отправиться в кругосветное путешествие?

- Желание пойти в кругосветное плавание на парусно-моторной яхте пришло ко мне более 10 лет назад. Когда я была ребенком, для меня и речное путешествие было большим плаванием. Но теперь хочу плавать в океанах. Я бывала на Балтике и на Черном море, они мне хорошо знакомы, а вот Дальний Восток оставался для меня неизведанным долгое время. В конце концов, я приняла твердое решение – еду из Ижевска во Владивосток, к Японскому морю, где Тихий и Индийский океаны, которые меня неудержимо манили к себе. Так я оказалась во Владивостоке, это было еще в 2005 году.  

- Но покорять Японское море пошли только в прошлом году?

- Верно, дело в том, что по приезде во Владивосток я начала осаду владельцев парусных яхт, надеялась, что хоть кто-нибудь меня возьмет, просилась ко всем подряд. Но везде получала отказ – все бежали от меня врассыпную. Возможно, не были уверены в моей квалификации. Я приехала с речными правами, мне только предстояло открывать класс «море». С получением прав началась моя эпопея с поиском парусной яхты. В итоге я стала обладательницей польской 7-метровой деревянной яхты класса «Капелла» 1973 года постройки. На ней я и ходила в Уссурийком и Амурском заливах. Но для кругосветного плавания такое судно, конечно, не подходило. Поэтому пришлось отложить свои намерения, так продолжалось до 2014 года. Тогда мои поиски наконец увенчались успехом!

Я ремонтировала старый швертбот 70-х годов, надеялась переделать его в килевую яхту. Когда ремонт был практически закончен, мне поступил неожиданный звонок от одного владивостокского предпринимателя. Он искал человека, кому мог бы передать свою парусно-моторную яхту класса «Алькор». Яхте было более 40 лет, деревянная, оклеенная стеклотканью, 40-футовая. Я с радостью приняла ее. Из всех моих бывших яхт эта внушала уверенность и надежность: хорошо слушалась руля и даже под самым малым стакселем имела хороший ход. Правда, летом 2015 года, после небольших плаваний в море, мне пришлось заменить такелаж (талрепы, паруса). Не повезло и двигателю. К началу осени он совсем сдал, починить его сама я не могла, и никто не хотел связываться со старым движком СИ-1 от японского автомобиля.

Парусная регата во Владивостоке. Фото: PRIMPRESS

- Тем не менее вы решились-таки на кругосветное путешествие?

- Да, в октябре 2015 года я вышла из Владивостока в сторону Находки. Шла как можно мористее, погода была отличная. Множество дельфинов сопровождали яхту от Аскольда до Находки, я восприняла это как добрый знак. На обратном пути от Находки к Аскольду в заливе Стрелок я заметила кита! Увидела, правда, только его хвост. Но даже этого было достаточного, чтобы почувствовать его мощь. Невероятное зрелище, дух захватывает от восторга, но и страшновато немного. В такие моменты сразу чувствуешь некую уязвимость себя и своей маленькой яхты перед этим гигантом - вот он, настоящий хозяин океанов.

Из залива Стрелок я вышла ночью 28 октября и взяла курс 180 градусов, чтобы перейти Японское море. Предполагалось, что пойду вдоль Кореи. Я шла только под парусом, поскольку помощи в ремонте двигателя не получила.

Когда я прошла Аскольд, ближе к полудню заштормило. Северный ветер разогнал крупную волну, и в течение суток яхта летела вперед под стакселем. Когда через пару суток море относительно успокоилось, парус еще мог работать, но из-за шторма сильно пострадал: перетерло стаксель-фал. Он продержался еще ровно неделю, затем его оборвало.

- Как же вы сумели продолжить плавание?

- Когда стаксель-фал оборвало, я решила использовать фал от грота как временный для стакселя. Правда, он не поднимал весь стаксель, но в этом и не было необходимости. Поскольку погода просто взбесилась. Через 10 дней от старта начались штормы, которые сопровождали меня в течение всего плавания в Японском море.

- Расскажите о своей встрече с северокорейскими рыбаками. 

- Их лодку я встретила в районе 131*55Е долготы и 39*50N широты. В ходе общения, частично на английском, частично на русском, мы договорились, что они помогут мне в ремонте двигателя, но для этого нам пришлось уйти с большой волны, туда, где на тот момент море было спокойнее. Около трех дней мы провели вместе. Днем они пытались реанимировать двигатель, а ночью ловили кальмара. Правда, починить двигатель рыбаки так и не смогли, в итоге я решила двигаться дальше под парусом. Но почему-то они решили последовать за мной. Три лодки нагнали меня через сутки, рыбаки попытались без моего согласия высадиться на мою яхту. Пришлось отбиваться всеми возможными способами, в том числе при помощи кухонного топорика. Когда они поняли, что высадиться им не удастся, то решили препятствовать движению, пойдя на таран. В результате у моей яхты были разбиты борта, но я продолжала двигаться вперед.  Учитывая слабый ветер, делать это было совсем непросто. Чтобы избавиться от навязчивых корейцев, я приняла решение изменить курс на восток с целью уйти в сторону Японии. Я была уверена, что туда они за мной не пойдут.

- Так и вышло?

- Даже при пересечении рыболовной границы Японии еще в течение трех ночей корейские рыбаки от меня не отставали: подбирались к яхте, пытаясь взять ее на абордаж и высадиться. Поэтому бдеть приходилось круглосуточно. Пока в какой-то момент я не ушла в сторону Японии довольно далеко. Туда корейцы не совались, и у меня выдалось несколько спокойных дней. Между тем мое судно после столкновения было в плачевном состоянии. Я понимала, что нового шторма могла уже не выдержать. И именно в тот момент море показало свое истинное лицо, обрушив на меня свою мощь. Волны были огромные, пенные, с глубокими широкими ложбинами. Штормы не прекращались много дней, часто шел снег, дул бешеный ветер.

Когда, судя по координатам, я должна была наконец увидеть берега Японии, стояла непроглядная мгла. Затем пелену вдруг сдуло, и высокая скала выросла справа от яхты. Это и было ознаменованием, что Японское море пройдено. Я дошла до Японии. Глаза видели ее берега, и стало как-то спокойно. Наконец-то отдых от качки, сухая одежда, и даже выспаться захотелось.

К этому, наверное, стоит добавить, что еще за неделю до прихода в Японию в яхте пошла течь по всей длине килевого бруса и шпангоутов. Воду приходилось собирать ведрами через каждые три часа. Я была мокрая и замерзшая постоянно. Силы исчерпаны. И яхта, и я нуждались в отдыхе. Кроме того, разбитые корейцами борта яхты протекали. Когда волны обрушивались на яхту, вода особенно сильно заливалась с левого борта.

В таком виде поздним вечером 28 ноября я встала у причала города Обама (залив Вакаса) в Японии.

- Но ведь на этом ваши приключения не закончились?

- Да, самое серьезное испытание ждало меня впереди!

Японские власти наотрез отказались помочь мне с ремонтом яхты и вынудили меня покинуть гавань города Обама. Небольшой ремонт все-таки удалось произвести силами русскоязычных жителей. Тем не менее яхта оставалась неисправной, и выходить на ней в штормовое море было очень опасно. Но выбора у меня не было.

Я надеялась поскорее уйти в открытое море, потому что штормы особенно свирепствуют у берегов и среди островов. Но выйти из залива Вакасу в разгар непогоды мне не удалось. Порыв ветра сломал мачту. Яхта накренилась и стала набирать воду через повреждения в корпусе, нанесенные корейцами. Затем судно начало переворачиваться, я успела надеть спасательный круг поверх спасательного жилета, прежде чем оказалась в воде. Около двух часов я дрейфовала, пока волны не прибили меня к берегу в обледенелых камнях.

Но только помощи там я получить не могла, ведь это был необитаемый заповедник, людей там не оказалось! Без всякой надежды на спасение я бродила по берегу, подбирая выброшенных прибоем моллюсков. Чем и питалась. Меня нашли через шестеро суток, замерзшую, в обледенелой одежде.

Конечно, меня отогрели и подлечили, но, как только я немного пришла в себя, меня  депортировали в Россию, где я оказалась без документов, ведь все утонуло, без всяких средств к существованию, без крыши над головой, потому что на тот момент яхта и была моим домом. Сохранился у меня только паспорт, но он был просрочен, потому что свой день рождения встретила в Японии.

Но мир не без добрых людей, мне помогли рассчитаться со штрафами за просроченный паспорт и за отсутствующий загранпаспорт. Дали приют и содержание. Я верю и надеюсь, что смогу все-таки совершить то, что не удалось с первого раза, – кругосветное плавание. И непременно в одиночку.

- Неужели после всего пережитого не страшно вновь оказаться в море?

- Нет! По-настоящему страшно бывает только среди людей, а в океане мне не страшно. Около берегов Японии, какой бы уставшей я ни была, страха  не испытывала, гораздо неспокойнее чувствовала себя при встрече с японцами. Знаете, негатив и опасность в основном исходят от людей, а не от стихии. Природа нас любит, а вот люди друг друга – не очень.

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Loading...