Погода во Владивостоке:
$ 57.57 67.93 Ұ 8.69 5.08 ¥ 51.1

Бутафория и антиквариат: как вещи обретают новую жизнь в театре

PRIMPRESS побывал за кулисами театра им. Горького
16 Февраля, 13:01
Ксения Боровик

Фото: Олеся Куватова
Фото: Олеся Куватова | Бутафория и антиквариат: как вещи обретают новую жизнь в театре

Театр – как айсберг: большая часть того, что в нем происходит, скрыта от глаз зрителя. Но именно там, по ту сторону кулис, десятки людей трудятся над тем, чтобы зритель поверил в подлинность происходящего на сцене. PRIMPRESS побывал в цехах Приморского драматического театра им. М. Горького, где создают декорации и хранится реквизит.

Театр им. Горького – репертуарный, на сцене ежемесячно проходит более 30 спектаклей. Каждый из них требует своего оригинального оформления – декораций, костюмов, реквизита. Так, в один день может идти спектакль с местом действия в Древней Греции, а следом – постановка времен Советского Союза.

«Поэтому регулярно встает вопрос о том, чтобы на сцене создать нужную атмосферу с помощью вещей того времени либо их имитации. Каждый раз, когда готовится новый спектакль, мы стараемся либо найти, либо сделать то, что задумал художник. Поэтому иногда мы обращаемся к жителям Владивостока с просьбой подарить или продать нам вещи определенной эпохи. Владивосток – это не Москва или Санкт-Петербург, где хорошо развит антикварный рынок. У нас порядка шести-семи магазинов, где продаются старые вещи. Если мы не можем что-то найти, то делаем сами», - рассказывает помощник художественного руководителя театра Вячеслав Савруев.

Работа над декорациями начинается с макета в масштабе 1 к 20. Его создает художник-постановщик.

Реквизиторский цех – настоящая сокровищница театра. Здесь хранятся самые разные предметы, которые используются в спектаклях: бутылки, телефоны, радиоприемники, самовары, корзины, шляпные коробки, бутафорские ружья, украшения и многое другое. Одних только чемоданов – не сосчитать. На стеллажах можно найти почти всех представителей вида: балетки (маленькие чемоданчики из 50-х), дипломаты, саквояжи и даже совсем старые соломенные плетеные чемоданы.

Запасы реквизита нередко пополняются самими работниками театра – они приносят из дома картины, старые журналы, радиоприемники, зонты.

«Когда в нашем городе неожиданно случается дождь, все идут туда и просят зонты, потому что там этих зонтов штук двадцать», - смеется Вячеслав Михайлович.

В недрах реквизиторского цеха немало настоящего антиквариата, о происхождении которого ныне работающие сотрудники могут только догадываться. Часть предметов в театр передают горожане. Реквизит сортируется и занимает свои места на полках, чтобы затем в нужный момент появиться на сцене. Многие вещи хранят в себе историю, связанную с прошлым или с актерами, которые чаще всего используют этот реквизит.

«Когда я пришла в театр, здесь работала актриса Наталья Ивановна Никитина. У нее в сумочке всегда лежали гвозди – большие, маленькие. Однажды я не выдержала, спросила, зачем ей гвозди в сумке. На что она ответила: «Наташенька, не убирай, когда я прихожу в начале сезона и нахожу гвоздь на сцене – значит, я буду гвоздем этого сезона», - вспоминает заведующая реквизиторским цехом Наталья Зинченко.

Старинный фотоаппарат когда-то работал, сегодня выполняет функции реквизита.

Не все предметы можно найти или купить, порой это просто нецелесообразно. Особенно когда речь идет об оружии. Бутафорское ружье или пила со сцены смотрятся как настоящие, а актеру с имитацией работать легко. Над созданием таких имитаций трудятся мастера бутафорского цеха. Здесь на свет появляются роскошные шкафы, царские троны и даже запеченная курочка на блюде. Создавать ту же бутафорскую мебель – работа не из легких. Нужны чертежи, разработки, материалы и время для того, чтобы реквизит или декорация выглядели как настоящие. Любой спектакль отнимает много сил в зависимости от того, какой объем декораций замыслил художник. Прошлой осенью в театре прошла премьера спектакля «Стена» - над декорациями к нему работали на протяжении всего лета. Даже ружье для спектакля порой приходится делать неделю, так, чтобы оно в точности соответствовало замыслу художника. Некоторые декорации перекрашиваются, приобретают новые детали и перебираются в другие спектакли. Задействованы в этой масштабной работе все – плотники, бутафоры, художники.

Бутафория выручает на большой сцене, где зритель далеко, но на малой – до актера можно рукой дотянуться. Для таких спектаклей стараются разыскать настоящую антикварную мебель и другие предметы, чтобы соблюсти подлинность. Вещи покупают, привозят, реставрируют и выпускают на сцену.

По словам сотрудников театра, раньше люди легче расставались со старинной мебелью. Сегодня во Владивостоке осталось не так много антикварных вещей. Суммы, которые за них просят, порой непосильны театру, а ранее приобретенный антиквариат уже приходит в негодность. В цехах театра, к примеру, хранится старинный японский шкаф. Правда, сейчас он разобран на части, готовится к реставрации.

«В 81-м году для спектакля купили настоящую старинную мебель. Конечно, со временем она вся рассыпалась. Этот шкаф появился 15 лет назад. Был он в ужасном состоянии – в квартире, где он стоял, случился пожар. Позвонили, говорят: мы будем выбрасывать, может быть, вы возьмете? Взяли, привели в порядок», - рассказал заместитель директора по художественно-постановочной части Анатолий Хоменко.

За годы бурной театральной жизни шкаф изрядно поистрепался. Но в театре не готовы так просто расставаться со старинной вещью. Его будут восстанавливать, чтобы он смог еще послужить. Основная проблема настоящего антиквариата – он быстро изнашивается. Как бы бережно к вещи ни относились – на сцене она должна «играть», ее перемещают, двигают, используют, и в конце концов она «устает».

«В 82-м году у одной бабушки я приобрел настоящие венские стулья. На этикетке было написано «1897 год». Бабушка хотела себе современные, мягкие. В театр в это время только поступило 140 новых стульев для президиума. Я взял шесть штук и отвез ей новые, еще в упаковке, а взамен получил венские стулья. Правда, через полгода бабушка сказала, что те стулья у нее рассыпались. Пришлось взять клей, инструмент и восстановить ей стульчики. А из тех тридцати с лишним стульев, которые были куплены для спектакля «Дети солнца», сейчас осталось четыре. Дома ведь как – на стул садятся, а если надо куда-то встать, берут табуретку. А на сцене артист, ему надо по мизансцене заскочить на стул, поэтому он на него и заскакивает», - объясняет Анатолий Хоменко.

Поэтому на большой сцене и используют бутафорию – ее можно оформить под старину, она надежнее и «живет» дольше, чем настоящая. Но на малой сцене важна каждая деталь. Чтобы создать нужную атмосферу, для одного спектакля даже понадобилось искать настенный календарь 1953 года. Что понадобится в следующий раз – предугадать сложно, ведь репертуар театра не планируется на десять лет вперед. Кстати, сейчас к премьере нового спектакля театр разыскивает старинные вещи – патефоны, игральные карты, веера и тому подобное. 

 

 

 

 

Вы отвечаете

Комментариев к этой статье нет

Жизнь региона