Александр Серов: «Без пограничных собак работать было бы невозможно»

Приморский пограничник – о форме, леопардах и китайских браконьерах
28 мая 2017, 14:43
Алена Теплова

Фото: из архива героя публикации
Фото: из архива героя публикации | Александр Серов: «Без пограничных собак работать было бы невозможно»

Сегодня в России отмечается День пограничника. Приморский край – один тех регионов, где этот праздник особенно актуален. О службе, медведях и браконьерах PRIMPRESS рассказал действующий военнослужащий пограничных войск Александр Серов (имя изменено по просьбе собеседника).

– Александр, как вы выбрали именно эту профессию?

– В какой-то момент предложили заняться охраной границы. Попробовал, понравилось – вот и весь рассказ. Военная тематика мне всегда нравилась, а тут за это еще и зарплату платят, причем неплохую.

– Что потребовалось, чтобы приняли на службу?

–Раньше я отслужил «срочку» в МВД. Должны быть либо высшее образование, либо армейская служба. Хорошие данные по медкомиссии: если на срочную службу есть план и из-за него могут признать годным даже с пороком сердца, здесь другое дело. Конечно, проверяют всю подноготную, не должно быть судимостей. Мне, кстати, пригодился опыт – получил высший балл по стрельбам.

– Чем отличается контрактная служба на границе от обычной, срочной?

– Если в общем – небо и земля. Поначалу даже не верилось, что армия может быть такой удобной, хотя в то же время жесткой. Гораздо комфортнее в плане формы. Могу в кроссовках ходить или в легкой одежде. Приходится, правда, что-то самому покупать, в основном обувь: не каждая уставная вещь хорошо подходит. А жесткость в том, что, несмотря на такое «раздолбайство», все успевают вооружиться, пробежать 10 километров и сдать все нормативы.

Начало службы не могу назвать особенно сложным. Скорее непривычным: новое военное направление, новая техника. В какой-то момент случилась авария на оборудовании, за которое я отвечал, а как исправить проблему, не знал – довольно яркое воспоминание. Ну и запоминается, что здесь летом одолевают мошки, комары и клещи. Прививки делать не заставляют, но о них спрашивают, да и люди стараются сами поскорее вакцинироваться. На кону ведь их здоровье.

Сейчас вместе со мной служит около 20 человек, через пару месяцев будет уже около 50. Появилось много желающих попробовать контрактную службу. Сам я многому научился по своей специальности. И в месяц дважды отпускают на три выходных дня, зимой чаще.

– Первый раз выходить после обучения было страшно?

– Во время первого дежурства, когда заступил на часового, нужно было пройти метров 300, и заняло это около 40 минут. Получил патроны, сигнальный пистолет, автомат и так далее. Вышел за ворота – а там тьма, ничего не видать. Из леса какие-то звуки, фонарь-брелок еле светит… Магазин к автомату нельзя примыкать. Шел постоянно наготове, через каждые два шага озирался по сторонам.

А первый выход в лес оказался интересным, какое-то служебное разнообразие. Шли я, вожатый и собака. Темно уже было. Фонаря нормального снова не оказалось, тем же брелоком светили. Собака шла впереди нас. Сначала спокойно, а потом резко развернулась и спряталась за меня. Без команды старшего я не имел права использовать оружие, хотя сразу вспомнились все байки про тигров, которыми пугали перед выходом. Собака подбегала к тому месту, лаяла, скулила и обратно отбегала. Вожатый пристегнул магазин к автомату, снял с предохранителя. Напряжение! И не видно, кого боимся. Точнее, кого я боюсь, вожатый-то на полном спокойствии. Зато от поведения собаки еще страшнее становится. Продолжалось все это около пяти-семи минут, наконец решили ближе подойти. Тогда услышали шорох, и звук стал отдаляться. «Видать, олень был», – говорит вожатый. Я интересуюсь, почему он так решил, почему не тигр. «А тигр просто так бы не ушел», – отвечает. Вот после этого дальше уже было не так страшно. Наверное, этот случай можно назвать моим боевым крещением.


– Часто встречаете животных?

– Постоянно. Вот буквально вчера видел трех оленей. Когда они нас увидели, двое в лес убежали, а третий – вдоль колючки. Потом, видать, захотелось ему на другую сторону, он сильно ударился головой о колючку, не пролез и тоже в лес убежал. Вообще олени обычно реагируют на голос и убегают. Забавно свистят, в первый раз был уверен, что это человек.

Как-то видел, как медведь делал подкоп, чтобы пролезть через границу. Находил следы, как кабан пролазил через забор. Один раз кабан вожатого сбил. Почти два сальто накрутил! Приземлиться не успел, как его собака впилась в кабана, покусала тому морду.

Зимой шли по лесу втроем – я, вожатый и собака. В какой-то момент поворачиваюсь и понимаю, что небольшой холмик поблизости на нас смотрит. Леопард. Мы пошли дальше, периодически оглядываясь – он провожал нас взглядом, но ничего так и не сделал.

Один раз пошел ночью к питомнику кормить собак. Нашел кусок мяса, который явно уже долго лежал, швырнул его за забор. Часа через полтора стал выходить, открываю дверь, а там медведь стоит. Видать, мясо учуял. Я дверь закрыл, потом подумал, что, наверное, показалось… А нет, как дверь снова открыл, медведь стоял метрах в трех от меня. Я ему кричу: «А ну пошел (цензура. – Прим. ред.) отсюда!» Он посмотрел на меня, замычал, но не ушел. Я опять ему кричу. Опять смотрит и игнорирует. Зашел обратно. Закрыл дверь. Зарядил пистолет. Открыл дверь. Стоит. Выстрелил в воздух. Он на меня посмотрел и так лениво стал уходить. После я пошел чистить пистолет и штаны…

– А что с браконьерами?

– Недавно поймали двоих собирателей папоротника. Нас было трое и собака, они сопротивляться не стали. Бывает, конечно, всякое. Случается, что находили пустые стоянки, в другой раз обнаруживали по следам убитой добычи. Обычно они переходят границу за папоротником, лягушкой, женьшенем, ну или просто поохотиться.

Обычно пойманным завязывают глаза, связывают руки и навешивают на них все сумки – их собственные и наши. В таким виде и идем к отделению. При таком порядке конвоирования у них нет шансов убежать. Во-первых, браконьер навьючен, а конвоир налегке, так что силы неравны. Во-вторых, из-за связанных глаз не получится подгадать момент, когда пограничник отвлечется, и попытаться что-то сделать.

Очень, очень важную роль играют пограничные собаки – как минимум не меньшую, чем человек. Без них эффективно работать было бы невозможно. Они сами могут и обнаружить, и задержать нарушителя, и обезвредить агрессивного. На очень длинных дистанциях берут след. На одной из застав был случай, когда погранцы увидели еле заметный след – камешек, сдвинутый буквально на сантиметр. Собака взяла след километров за 16, побежали с ней и часа через четыре поймали нарушителя.

Наша обязанность – после задержания отвозить браконьеров в специальный отдел, где есть переводчик. Там составляется протокол. Затем их переправляют обратно в Китай, который сначала платит нашей стороне штраф, а потом разбирается с нарушителями уже по собственным законам.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет

Интервью

Новости партнеров