Погода во Владивостоке:
16°C, 4 м/с
Погода во Владивостоке сейчас
$ 58.22 69.26 Ұ 8.83 5.14 ¥ 51.76

16+

На самом деле все китайское?

На плодово-овощном рынке Приморья идет странное импортозамещение
12 Июля, 13:20

Фото: Татьяна Меель
Фото: Татьяна Меель | На самом деле все китайское?

В апреле 2017 г. общий вес китайских продуктов, завезенных в Приморье через Суйфэньхэ, достиг 9623 т, превысив аналогичный период прошлого года на 67,8%. Сумма заключенных контрактов составила $7,7 млн, увеличившись на 46,6%. И потоки китайского импорта растут по всем фронтам и направлениям.

Эту динамику эксперты связывают с укреплением курса рубля, что делает продукцию из Поднебесной более конкурентоспособной. Местный производитель работает совершенно в другой весовой категории, по многим позициям его азиатские конкуренты дают цену ниже в два раза, пишет деловой еженедельник «Конкурент».

Алексей Иденкуй, директор ООО «Дальневосточная линия»: «Тот же урожай клубники в Китае снимают два сезона, а на Дальнем Востоке — только один. Зайдите зимой в «Самбери» — огурцы, лук, морковь — все китайское. Сейчас лето — в продаже больше российского картофеля, и цены на него конкурентоспособные, но это на момент сезона, когда импорт из КНР не растет точно. Альтернативы Китаю для нас нет».

Сергей Юрченко, коммерческий директор ООО «ГлобусТорг»: «Китайские товары на региональном рынке — это в первую очередь салатная и овощная группы: помидоры, огурцы, кабачки, баклажаны. И, конечно, фрукты — почти все наименования, которые вы можете найти в продаже, потому что у нас просто нет таких сортов, а поставки, например, из Краснодарского края обходятся очень дорого».

Традиционно Китай закрывает порядка 50% потребностей рынка овощной продукции Приморья. Аграрный сектор КНР развивается ударными темпами в лучших трендах «мировой фабрики».

Александр Фейгин, заместитель руководителя органа по сертификации продукции, услуг и систем качества ООО «Приморский центр сертификации»: «Надо отдать должное китайцам — они научились использовать современные агротехнические приемы, эффективно перенимая мировой опыт и внедряя его с учетом своих реалий. Сейчас у них очень высокая культура производства».

Постепенно китайские производители все сильнее сжимают кольцо вокруг приморских фермеров, расширяя ассортимент и повышая качество продукции.

Нина Урюпина, совладелица КФХ «Зелень»: «Еще пять лет назад КНР не поставляла дорогие линейки салатной группы, но с каждым годом ситуация меняется. В позапрошлом году на приморском рынке появился первый китайский салат «айсберг» — он был не очень хорошего качества, но тем не менее был. В прошлом году Китай поставлял уже прекрасный «айсберг» и очень плохой «романо», то есть совсем непохожий на тот, который был нужен нашим рестораторам. В этом году и китайский «айсберг», и «романо» вполне на уровне, а ценник на них, естественно, предлагается в три раза дешевле европейского и в два раза дешевле, чем его предлагаем мы».

Китайскую продукцию можно разделить на две категории: ту, которая пересекает таможенные границы, преодолев все заградительные барьеры, и в качестве которой можно быть более-менее уверенным (хотя объемы теневого торговооборота с КНР оцениваются довольно высоко), и ту, которая произрастает на тысячах гектаров дальневосточных земель, где работают китайские граждане. В такой земле, по словам экспертов, грифель карандаша, поставленный вертикально, истлеет за несколько дней, после варварской эксплуатации она нежизнеспособна еще долгие годы. Однако по обе стороны границы аграрный процесс довольно технологичен. «Русские так работать не умеют и не хотят», — считают некоторые эксперты.

У крестьянина нет знаний и времени на бумажную волокиту. Ему надо работать.

«Кто хочет работать на земле — тот работает. Недаром же китайцы, корейцы успешно занимаются сельским хозяйством в Приморье — выращивают большие объемы продукции и получают прибыль. Конечно, они используют другие средства химизации, что, к сожалению, слабо контролируется, поэтому и урожаи у них другие. Но вместе с тем они применяют другую агротехнику, которая нашими производителями недостаточно освоена ввиду отсутствия знаний, опыта, средств и просто нежелания. За последние 15–20 лет из страны, которая являлась крупнейшим импортером продовольствия, Китай превратился в гигантского экспортера, мы же за время безвластия 90-х отучились работать на селе», - считает Александр Фейгин.

Если картину приморских сел и разбавляют голубые лакуны, где развивается аграрный бизнес, то общая ситуация по-прежнему остается крайне негативной в духе «пьют, не работают, перебиваются случайными заработками». Производители жалуются на тотальную нехватку рабочей силы, особенно сезонной. Деревни, которые находятся на крупных трассах, демонстрируют оживленную придорожную торговлю, но торгуют часто китайским товаром, эксплуатируя тягу горожанина к экологически чистой продукции. Те же махинации на ярмарках.

Почему приморский производитель не может дать конкурентоспособную цену?

Отвечая на этот вопрос, собеседники «К» приводят вечные аргументы. Например, отсутствие господдержки на должном уровне, недоработки аграрной региональной политики, дефицит и дорогая аренда складских помещений, проблемы кредитования и длинная торговопроводящая цепочка.

Дмитрий Панарин, фермер: «У меня товарищ занимается овощеводством, он уже заложил на невыращенный молодой картофель, который начнет копать только в августе, порядка 25 рублей на 1 кг. Потому что возможны тайфуны, потому что ему нужно платить по счетам, обеспечивать зарплаты рабочим. То есть производитель вне зависимости от того, какой урожай планирует снять, закладывает в него две-три цены, так как часть продукции все равно пропадет либо по осени, если будет тайфун, либо по весне, потому что только самые крупные участники рынка могут позволить себе строить овощехранилища».

Отсутствие овощехранилищ — одна из главных проблем приморских аграриев. Для небольших производителей это слишком затратная статья расходов. Считается, что она выгодна только хозяйствам с посадками на площади от 100 га и объемами производства не менее 3 тыс. т продукции в год.

«Максимум, что у нас запасают до лучших времен, — это картошка, которую хранят и распаковывают ближе к зиме. Китайский картофель неликвиден до поры до времени, его завозят с января по май. Хранение обходится довольно дорого, в основном этим занимаются дистрибьюторы, которые скупают продукцию на полях», - рассказал Сергей Юрченко.

Большинство небольших хозяйств работают по накатанной схеме, сбывая продукцию перекупщикам, часто за бесценок. Сокращать торговопроводящую цепочку им невыгодно, поскольку всю маржу съедают огромные амортизационные расходы, а работа напрямую с ретейлом слишком ресурсозатратна. В то же время шагреневая кожа субсидиационной поддержки неумолимо сжимается, забуксовала программа возмещения лизинговых платежей, себестоимость производства растет.

«Подорожало все — техника, соляра, гербициды, удобрения. Все, кроме нашей продукции, — на ряд товаров цены буквально рухнули, и многие производители сегодня работают ради работы. Субсидии на технику не дают уже года два, а мы понабрали в долг семян, удобрений и гербицидов», — рассказал фермер Анатолий Тимчишин.

Альтернативы Китаю для нас нет.

При этом о длинных доступных кредитах для фермерских хозяйств речи по-прежнему не идет. Дмитрий Панарин: «Мне часто приходят СМС с сообщением: «Только для вас предлагаем кредит на 60 месяцев под 21,5% годовых». А теперь сравните: мой товарищ, который давно живет и ведет бизнес в Таиланде, взял $100 тыс. кредита на три года под 7%, то есть через три года он должен будет отдать $121 тыс. Российскому предпринимателю такие условия и не снились. А если говорить о программах господдержки, то на каждый рубль, полученный от государства, нужно собрать 25 бумажек и, помимо того, заплатить серьезные деньги. У крестьянина нет знаний и времени на бумажную волокиту. Ему надо работать».

Сельскохозяйственный бизнес один из самых рисковых. Погода на этом рынке постоянно меняется, и крайне сложно предугадать, как завтра поведут себя цены. Сегодня, например, просела цена на сою — культуру, которая лидирует среди экспортных направлений аграрного сектора Приморья. Зато возросла актуальность сена. По возможности многие производители предпочитают внешний рынок внутреннему именно потому, что там бизнес-климат не так капризен.

«Сою, гречку продаем в Японию, в Китай. Что касается культур, перспективных для экспорта, то наш производитель набирает обороты. Мне нравится работать с Японией — там цены стабильные и не скачут вверх-вниз из-за курса иены относительно доллара. У нас соя стоит сегодня 20 рублей, завтра — 30, а послезавтра — 15. У японцев — если гречка стоит 100 иен, она будет стоить так всегда, во всяком случае, не меньше», - считает Анатолий Тимчишин. «Мы на сегодняшний день лидеры по экспорту пшеницы на территории Азии и Европы. Все, что у нас хорошо растет, большей частью идет на экспорт. Производства для собственного рынка, можно сказать, нет. Та же Суражевка — это капля в море», - сказал Сергей Юрченко.

Тем не менее на ниве импортозамещения все-таки пробиваются новые робкие ростки. По информации краевого департамента сельского хозяйства и продовольствия, в 2016 г. в Приморье увеличены размеры посевной площади зерновых и зернобобовых культур на 5,3 тыс. гектаров (5,2%), сои — на 20,5 тыс. гектаров (9,2%), овощей открытого грунта — на 1,4 тыс. гектаров (15%).

Сельскохозяйственный бизнес — один из самых рисковых.

«Сейчас лето, время, когда местный производитель отвоевывает свой «погонный метр полки». Уже пошла продукция с полей Приморья: кабачки, помидоры — все местное. В сезон в продаже появятся краснодарские яблоки, хотя до санкций их не было. Картофель — приморский. Плюс суражевские огурцы, овощи и зелень из Партизанска. Однако, конечно, сохраняется большая доля овощей и фруктов производства КНР — по цене они значительно выигрывают», — сообщили в ЗАО «Тихоокеанская торгово-производственная палата».

«Конкуренция с Китаем, естественно, сводит на нет все импортозамещение, потому что тягаться с китайскими производителями совершенно невозможно: та цена, которую они дают на продукт, значительно ниже той, по которой его можно производить здесь нашими усилиями. Не знаю, чем обусловлена такая разница — доступной дешевой рабочей силой или повышенным применением химикатов, но тем не менее факт остается фактом», - считает Нина Урюпина.

Вместе с тем эксперты считают, что потенциал Приморья как импортера китайской аграрной продукции намного превышает статистику последних лет. «Именно по китайскому импорту мы в данный момент, наверное, вырабатываем процентов 60 от возможностей потребительского спроса в Приморье. Вырастут ли объемы поставок? Сейчас не сезон, и судить можно будет ближе к новому году. Что касается местного производителя, то без государственной поддержки импортозамещение — это утопия. Весь цивилизованный мир давно развивает аграрный сектор с помощью субсидий, иначе прогрессировать в этом направлении невозможно», - добавил Сергей Юрченко.

Отметим, что медицинская норма потребления витаминной растительной продукции составляет 126 кг на человека в год. В Китае она достигла уже 129 кг, а в России не превышает 90 (в Приморском крае показатели еще ниже). И если приморским аграриям не хватает «удобрений» в виде ощутимой форы со стороны государства, то потребителям — покупательной способности. Пока эти два фактора уравновешивают весы стрессовой экономики, приморская «целина» так и остается неподнятой.

Вы отвечаете

Комментариев к этой статье нет