Погода во Владивостоке:
-8°C, 5 м/с
Погода во Владивостоке сейчас
$ 58.46 69.18 Ұ 8.88 5.38 ¥ 52.56

Стюардесса Ксения Кобылец: «Это не работа, а образ жизни»

Бортпроводница «Аэрофлота» раскрывает специфику своей профессии
27 Октября, 13:26
Ксения Сухих

Фото: Артем Халупный
Фото: Артем Халупный | Стюардесса Ксения Кобылец: «Это не работа, а образ жизни»

Уроженка Уссурийска Ксения Кобылец год назад связала свою жизнь с небом. Она работает бортпроводником бизнес-класса в компании «Аэрофлот». Ксения имеет диплом экономиста, однако не представляет себя с бумагами за офисным столом. PRIMPRESS побеседовал со стюардессой из Приморья и выяснил, каково быть «хозяйкой на борту».

Ксения, расскажите, как вы выбирали для себя профессию? Была ли это мечта детства?

— С детства я очень люблю путешествовать. Во время учебы в университете случалось так, что я тратила все заработанные деньги на поездки за границу. Пока я получала экономическое образование, подрабатывала официанткой в одном из ресторанов Владивостока. Довольно скоро я поняла, что работа с людьми — то, в чем я могу себя реализовать, что не хочу перебирать бумажки в офисе.

Все сложилось — я решила связать свою жизнь с чем-то более увлекательным и романтичным. В профессии стюардессы, как мне казалось, можно объединить то, что мне нравилось, — путешествия и общение с людьми. Оказалось, что профессия бортпроводника дает даже больше. В детстве, когда я видела стюардесс, думала, что это очень красивая профессия. Я мечтала об этом, но до какого-то момента не видела пути в эту сферу. Потом все сложилось воедино — и романтика небес, и красота профессии, и понимание того, что я смогу быть эффективной в этом деле. 

— А как происходит отбор кандидатов для работы в небе?

— Авиакомпании предъявляют к сотрудникам достаточно высокие требования. Уровень английского языка кандидата должен быть не ниже Intermediate. Рост девушки-бортпроводника – от 160 см, молодых людей — от 170 см. Обязательно должен быть развит навык общения с людьми, коммуникабельность. На собеседовании смотрят на внешний вид, умение общаться, опыт предыдущей работы. Стрессоустойчивость — очень важный фактор. Прежде чем начать летать, нужно пройти три этапа. Первый — собеседование – очень волнительный и даже, я бы сказала, стрессовый процесс. Со всей страны приезжает очень много людей, но даже первоначальный этап проходят далеко не все. Второй этап — очень серьезная медицинская комиссия. Здоровье должно быть идеальным, комиссия длится несколько дней. Когда получаешь заветную оценку «годна», то груз падает с плеч, выдыхаешь спокойно. И потом начинается обучение в школе авиакомпании, которое длится три месяца. Там нас обучали мастерству сервиса, технологии обслуживания пассажиров, принятой в авиакомпании, психологии, профессиональному английскому языку и медицине. Было даже обучение по принятию родов на борту воздушного судна. И это было практическое занятие на симуляторе, а не просто теория.

Как проходил ваш первый полет в должности стюардессы?

— Мой первый полет был ровно год назад — в октябре 2016 года. В авиашколе нам дали очень глубокие знания, я была уверена, что это мое. Сильного волнения у меня не было — я очень уверенно себя чувствовала. Да, было непривычно быть впервые в новой роли не пассажира, а работника воздушного судна. Интересно было посмотреть на взаимодействие команды.

Всегда ли экипаж самолета работает в одном составе?

— В большинстве авиакомпаний каждый раз вылетает абсолютно новый состав. Но процесс организован настолько четко, что даже при работе с совершенно незнакомым человеком ты всегда знаешь, что можешь на него положиться. Вся наша работа отлажена, стандартизирована, прописана до мельчайших подробностей. Очень много процедур, которые нужно выполнять в определенной последовательности. Пока что-то одно не сделаешь, к другой процедуре переходить нельзя. Взаимодействие экипажа играет большую роль. Атмосфера на борту всегда должна быть доброжелательной. Это одна из тех задач, которые старший бортпроводник доносит до нас на брифинге. Ведь от нас в первую очередь зависит, насколько комфортно будет чувствовать себя пассажир в полете.

Выходит, что все совсем не так, как показывают в фильмах про сложившийся коллектив, который вместе и на земле, и на небе?

— Бывает, что приходишь на предполетный брифинг, а там знакомые люди, и ты уже с первой минуты уверена, что рейс пройдет легко, на одном дыхании. Вообще, почти всегда и со всеми коллегами есть общие темы для беседы, ведь нас связывает общее дело — авиация. С кем-то мы поддерживаем связь и после рейса. Более того, в компании есть много семей-династий, когда работа нескольких поколений связана с небом. Кто знает, может, и мои дети захотят связать жизнь с работой в авиации. Авиация — это скорее даже не работа, а образ жизни.

—  А как на выбор профессии отреагировали члены вашей семьи? Возможно, они беспокоятся о том, что у вас опасная работа?

— Авиация — это самый безопасный транспорт в мире, это подтверждает статистика. Современнные самолеты настолько совершенны, что многие системы не только продублированы, но и повторяются троекратно. Даже если что-то не сработает, всегда есть другой механизм, благодаря которому все пройдет хорошо. И персонал натренирован специальным образом. А для любой ситуации уже существует готовое решение. Моя семья это знает. Мои родители — люди военные, и они хорошо понимают плюсы ношения формы — это уважение, льготы и бонусы.

— Наверное, ваши близкие очень скучают, когда вы улетаете в длительные рейсы?

— У нас все стабильно. Командировки в основном суточные. Родные точно знают, когда мы вернемся домой. Сутки — это как раз тот период времени, за который можно соскучиться, накопить новые впечатления. А потом прилететь и поделиться ими!

— Сколько времени вы проводите в небе и как долго потом находитесь на земле?

— У нас очень регламентированная отрасль, это касается и отдыха авиаперсонала. Минимальный отдых после любого рейса составляет 12 часов. Перед каждым полетом — еще 12 часов. Сутки между полетами я всегда отдыхаю. Если я была в командировке, то отдохнуть удается больше — 2-3 суток. По санитарным нормам мы в месяц должны налетать 80 часов, в соответствии с этими нормативами нам планируют те или иные рейсы. Перелет во Владивосток и обратно занимает около 16-17 часов, поэтому следующие рейсы мне поставят с меньшей продолжительностью по времени.

Часто спрашивают, хватает ли при моей работе времени на личную жизнь и занятия спортом. Так вот —  времени хватает, возможно, его даже больше, чем у тех людей, которые работают по графику 5/2.

—  Считается, что все бортпроводники хотят работать в бизнес-классе, а в эконом отправляют менее опытных коллег.

— У нас есть определенное распределение. Спустя некоторое время моей работы в компании меня определили для работы в бизнес-класс, а предварительно провели соответствующее обучение. Деятельность у нас командная, поэтому если бизнес-класс быстрее заканчивает работу, мы идем помогать бортпроводникам экономического класса. Я могу выполнять работу на любой позиции.

От себя могу добавить, что работа в бизнес-классе из-за своей кропотливости и индивидуального подхода к каждому пассажиру является для меня возможностью самовыражения и применения имеющихся навыков в обслуживании. В любом случае, на какой позиции я бы ни работала, в полете всегда стремлюсь выполнять работу безупречно, а это в свою очередь приносит мощную отдачу.

—  Правда ли, что новички летают только на внутрироссийских рейсах, а вылеты за границу поручают более опытным работникам?

— Отдел планирования всех направляет на различные рейсы. Мы приходим работать настолько подготовленными, что можем работать и на международных, и на внутренних рейсах. В первые несколько месяцев работы сотрудников чаще ставят на перелеты внутри страны, в основном на разворотные рейсы. Но хочется побыстрее отправиться в командировку, побывать там, где еще не был. Командировки — один из плюсов нашей работы.

—  А что для новичка бывает сложным?

— В первое время организм может тяжело переносить смену часовых поясов и ненормированный график. К примеру, сегодня я вылетаю рано утром, а в следующий раз — в ночь. В самом начале трудового пути, пока не выработалась привычка, может быть тяжело. Не стоит забывать, что бортпроводник проводит большую часть перелета на ногах. Времени присесть чаще всего нет. И на небе ноги устают больше, чем когда мы ходим по земле.

— Считается, что варикоз — профессиональное заболевание бортпроводников. Как с этим справляться?

— Главное — своевременная диагностика и отдых, а также профилактика: после рейса можно делать комплекс специальных упражнений, которые снимают усталость и предотвращают это профессиональное заболевание.

— При этом бортпроводник — лицо авиакомпании. Как стюардессы следят за сохранением красоты и молодости?

— Безусловно, здоровье и красота – это тоже работа, работа над собой. Каждые полгода мы проходим медицинский осмотр, ведь в нашей профессии здоровье крайне важно. И конечно, важно отдыхать – как физически, так и эмоционально. Я верю в то, что положительные эмоции, стремление к внутренней красоте, доброта, доверие к людям и жизни, любовь к окружающим и своему делу —  это путь к внутренней гармонии, способ сохранить молодость намного дольше!

—  А как проходит подготовка к полету? Что нужно обязательно сделать еще на земле?

— В аэропорт нужно приехать за два часа до вылета. Важно прибыть вовремя. Потом нужно пройти осмотр врача. За 1,5 часа до рейса проходит брифинг, где команда знакомится, старший бортпроводник определяет основные задачи на рейсе — на что нужно обращать внимание, обговариваются особенности страны пребывания, специфика трассы, вероятность турбулентности, процедура взаимодействия с летным экипажем. Потом мы идем на самолет, принимаем материальные ценности, которые необходимы для рейса и обслуживания пассажиров, — продукты питания, бытовое оборудование и пр. Затем готовимся к встрече пассажиров —  это крайние три минутки на то, чтобы оценить свой внешний вид. Нам нужно выглядеть в этот момент безупречно.

Встреча пассажиров — очень важный этап, ведь первоначальное мнение складывается в первые 90 секунд. После рейса проходит дебрифинг, где старший бортпроводник подводит результаты, оценивает то, как мы справились с задачей.

—  А есть ли приметы, которые соблюдаются на борту среди персонала и пассажиров?

— Среди бортпроводников почти нет суеверных людей. Есть примета ничего перед рейсом не пришивать: в противном случае могут задержать рейс. Пассажиры иногда стараются погладить самолет, как-то с ним подружиться. Для нас гораздо важнее настрой.

—  Сейчас поведение пассажиров регулируется строже. Как экипаж регулирует поведение пьяных или агрессивных людей на борту самолета?

— Существует алгоритм работы с деструктивными пассажирами. Если человек отказывается выполнять правила авиакомпании, то это предпосылка к тому, чтобы воспринимать этого пассажира как деструктивного, т. е. представляющего угрозу безопасности полета. К таким клиентам относятся всегда более внимательно. Сначала нарушителю правил делается устное предупреждение, если оно не срабатывает, то командир корабля подписывает письменное предупреждение. Это серьезная юридическая бумага, ведь командир корабля во время полета — юридическое лицо. Если мы еще на земле, то экипаж вправе снять пассажира с рейса. При определенных нарушениях мы можем обратиться в полицию страны, в которую прибываем. Полет в самолете для многих стрессовая ситуация. Кто-то и не хочет вступать в конфликт, но волнение отражается на поведении.

—  Профессия бортпроводника, как и любая другая, предполагает карьерный рост?

— Когда накапливается опыт, можно стать наставником — за таким специалистом закрепляют новичка, которого нужно вводить в строй, к примеру, для работы в бизнес-классе. По мере накопления опыта можно стать старшим бортпроводником вначале на небольших самолетах —  Airbus-320, Sukhoi Superjet-100 и Boeing- 737, затем можно перейти на аналогичную должность на большие лайнеры, где 300-400 пассажиров. Следующий этап — стать инструктором — это работа в офисе, которая предполагает анализ ситуаций, происходящих на борту. Инструктор курирует определенную группу бортпроводников, проводит с ними занятия по повышению квалификации. Именно инструкторы думают о том, как предотвратить какие-то негативные ситуации, как оптимизировать работу бортпроводника, что сделать удобнее. Потом можно стать начальником отдела или какого-нибудь департамента в авиакомпании.

—  Считается, что небо — это на всю жизнь. А уходят ли бортпроводники из профессии из-за профессионального выгорания?

— Люди приходят в профессию и практически сразу понимают, их работа или нет. Кто-то уходит в самом начале, отработав меньше года. Но те, кто остается более чем на два года, с небом так просто не расстаются. Авиация — это навсегда.

— За год работы вы много где побывали. А какой город считаете родным?

— Мои родители живут в Уссурийске, там прошла моя юность — до 16 лет. Училась и работала я во Владивостоке, прожила здесь около шести лет. Именно этот город я считаю родным, здесь мое сердце, здесь у меня есть друзья. Но работа предполагает вылеты из Москвы, там у нас базовый аэропорт.

—  В какие города вам нравится летать больше всего?

— Любимые направления — европейские курорты, например Аликанте и Малага. Это комфортный и не очень продолжительный перелет, несущественная смена часовых поясов (один час разницы с Москвой). Нет необходимости долго отдыхать от перелета, можно провести время на море.

 

Вы отвечаете

Комментариев к этой статье нет

Интервью