«Моя работа – это настоящий квест»

Эксперт-криминалист – о том, как проходят рабочие будни, что хранится в черном чемоданчике и много ли правды в детективных сериалах
1 марта 2018, 15:00

Фото: Иван Крышан
Фото: Иван Крышан | «Моя работа – это настоящий квест»

Ежегодно 1 марта в России отмечается профессиональный праздник сотрудников всех экспертно-криминалистических подразделений МВД. Чем обычно занимается эксперт-криминалист, как проходит его рабочий день и насколько опасна такая профессия, корреспондент PRIMPRESS узнал у эксперта-криминалиста I категории майора полиции в отставке Татьяны Дмитриевной Фатиной.

– Татьяна Дмитриевна, расскажите, пожалуйста, о своей профессии. В чем заключается работа эксперта-криминалиста и как проходят его рабочие будни?

– Работа эксперта-криминалиста в рамках системы МВД включает два основных аспекта: сбор вещественных доказательств при осмотре места происшествия и исследование собранных следов. В качестве специалиста-криминалиста эксперты обычно выезжают вместе со следственно-оперативной группой на место происшествия, там они занимаются обнаружением видимых и выявлением невидимых следов, таких как отпечатки пальцев, следы обуви, взлома и другие. Также криминалисты помогают следователям в их работе, к примеру, получают различные образцы для сравнительных исследований. Кроме этого, они участвуют в обысках, в проверках показаний на месте преступления, но основная задача эксперта-криминалиста – это производство криминалистических экспертиз. Традиционно к ним относятся: дактилоскопия, трасология, баллистика, почерковедение и другие.

В полиции всегда есть дежурные криминалисты, которые выезжают на место происшествия с оперативной группой. Они в первую очередь обнаруживают и изымают вещественные доказательства на месте преступления. После чего возвращаются в кабинет, где делают справки об исследовании. Эксперту очень важно попасть на место преступление как можно раньше, причин для этого много, в том числе и погодные, поэтому они стараются сделать все в первые часы.

– Как вы стали экспертом-криминалистом и почему выбрали именно эту профессию?

– У нас в России существует несколько учебных заведений, где готовят экспертов-криминалистов, но специально подготовленных кадров зачастую не хватает: кто-то увольняется, а кто-то уходит на пенсию. Иногда экспертами приходят работать и люди других профессий. Такая же история случилась и со мной. До 1992 года я отработала восемь лет врачом-педиатром, а потом волею судеб оказалась здесь. Когда я пришла устраиваться, мне предложили два варианта: отдел дознания или экспертно-криминалистический отдел. Выбрала второй вариант, потому что посчитала, что мне это ближе. Но сразу же столкнулась с небольшими трудностями: в начале 90-х мы работали с пленочными фотоаппаратами, а до поступления на службу я никогда не заряжала пленку в фотоаппарат, не говоря о уже о том, как ее проявлять и печатать фотографии. Но все люди обучаемы, поэтому всему научилась. Вначале прошла стажировку, сдала зачет и получила допуск на участие в осмотрах мест происшествий. Затем прошла обучение и получила допуски на самостоятельное производство нескольких видов экспертиз. Работа криминалистом оказалась для меня делом на всю жизнь. Проработав 23 года, по достижении предельного возраста я ушла на пенсию, но через два месяца вернулась на работу в статусе эксперта-криминалиста по вольному найму.

– Неужели работа криминалиста настолько интересна, что вы вернулись к ней через два месяца?

– Конечно, это очень интересная работа, в какой-то степени азартная. Порой встречаются экспертизы, объекты которых ранее не встречались, тогда приходится обращаться к помощи новинок специальной литературы, иногда Интернета. Даже практикуем совместный «мозговой штурм» с коллегами из нашего подразделения и из экспертно-криминалистического центра УМВД по Приморскому краю. Мою работу можно назвать настоящим квестом: она поделена на четкие этапы – приезд на место происшествия, обнаружение следов, их изъятие и дальнейший анализ. Бывают случаи, когда из сотни изъятых следов полезными оказываются не более десяти. По ним эксперт-криминалист пишет заключение, которое включает в себя ход исследования, анализ результатов и краткий вывод доступным языком.

– Приезжая на место происшествия, на что вы смотрите в первую очередь?

– Сначала специалисты смотрят на общий план и думают, как преступник попал на место происшествия, как вышел, какие варианты для него были наиболее удобные. Можно сказать, что хороший криминалист ставит себя на место преступника и продумывает весь план его действий. А вот уже после криминалисты стараются отыскать все следы, которые могли быть оставлены преступником.

– Насколько верно в сериалах и фильмах показывают работу криминалиста?

– Можно сказать, что показывают не совсем точно. В общих чертах совпадения есть, но иногда забавно наблюдать работу сериальных криминалистов. Часто показывают экспертов в виде чудаков или экстрасенсов, которые руками поводили, и сразу же вся картинка преступления прояснилась. Но на самом деле это очень кропотливая работа, состоящая, как я уже говорила, из нескольких этапов.

– В фильмах, где показывают эксперта-криминалиста, он всегда с чемоданчиком, есть ли аналогичные чемоданчики у вас?

– Да, конечно, сейчас у каждого криминалиста есть свой личный, за который он несет ответственность. Раньше было сложнее, чемоданы передавались специалистами по дежурным суткам. За все это время содержимое чемоданчика существенно изменилось, в нем также хранятся фонарик, лупа, дактилоскопические порошки, кисточки и пленки, однако фотоаппараты теперь цифровые и появилось другое современное оборудование для обнаружения следов и записи изображений.

– С какими сложностями сталкивается эксперт-криминалист в своей работе?

– Сложности встречаются в основном на выездах. Самая большая проблема - это изменение обстановки после преступления. Бывает, что свидетели и очевидцы обычно сами затаптывают следы преступников, изменяют что-то в обстановке, а бывали случаи, что и наводили порядок (влажную уборку) после преступления. После этого всегда сложно обнаружить хоть какие-то следы преступления. Другая сложность – это приморский климат, особенно если преступление совершено под открытым небом. В условиях нашей влажности найти следы очень сложно, поэтому часто приходится приносить объекты в лабораторию. В пример можно привести случай, когда в городе работала группа серийных воров, которая специализировалась на краже сейфов из офисов. Люди крали сейфы, которые потом находили на улице. Происходило это зимой, поэтому сейфы доставлялись в лабораторию, где уже эксперты работали с объектами.

– Поступали ли вам угрозы от преступников?

– В моей практике такого не было. Со злоумышленниками мы контактируем крайне редко, наверное, поэтому таких случаев и не было. Даже наоборот. Был у меня случай, когда на дактилоскопию привели неоднократно судимого человека, всего в татуировках… Пока я его дактилоскопировала, мы с ним побеседовали. И вот после всей процедуры, когда он уже выходил, сказал мне: «Спасибо!» От этого я была в шоке, казалось бы, я помогаю следствию и суду, чтобы отправить его за решетку, а он меня благодарит. Случаев, когда пытались бы меня подкупить, тоже не было. За мою практику пару раз во время экспертизы присутствовали адвокаты, но все это в рамках закона и никакой коррупционной составляющей не несло. Никто никому денег не предлагал.

– Вы проработали четверть века экспертом-криминалистом. Как изменились следы преступников за это время?

– С одной стороны, благодаря современной технике сейчас стало легче работать, однако и преступники продолжают совершенствоваться. По сравнению с 90-ми структура преступности сильно изменилась. В начале моей карьеры в стране преобладали преступления против личности: убийства, заказные убийства, взрывы машин, разбои и другие тяжкие преступления. Сейчас в большей степени если происходят убийства, то бытовые, на порядок уменьшилось количество грабежей. Зато возросло количество экономических преступлений: подделка платежных документов, векселей, денег и другие. Можно сказать, что преступность стала более интеллектуальной.

– Вы проработали достаточно долгое время в этой системе, но что вам запомнилось больше всего?

– Наверное, у каждого сотрудника есть место происшествия, которое запоминается навсегда, я не исключение. Помню один из моих первых самостоятельных выездов на место тяжкого преступления. В одном из заведений общепита его работники, пришедшие на смену, обнаружили кровавые следы. Я поехала вместе с оперативной группой, на месте происшествия в холодильной камере были найдены тела трех людей с ножевыми ранениями, один из них оказался охранником заведения. Следов рук было очень много, но большинство из них были «смазаны». Поскольку дверь заведения была закрыта изнутри, нужно было выяснить, как преступник покинул место происшествия… Как раз это помогло найти след, который оказался на подоконнике в виде кровавого отпечатка руки. И так как отпечатки рук подозреваемого оказались в базе данных, изъятый след позволил задержать подозреваемого в дежурные сутки.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет

Интервью

Новости партнеров