Погода во Владивостоке:
22.08.2017, 15:02 25 °C, 4 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 59.1409 Доллар США
  • 69.4314 Евро
  • ¥ 54.2751 Японская иена
  • 51.9071 Корейская вона
  • Y 88.6657 Китайский юань
Главная » Тренды » «Ценовые ножницы»: приморский рис не выдержал конкуренции

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ТРЕНДЫ
Фото: pressfoto.ru

«Ценовые ножницы»: приморский рис не выдержал конкуренции

Спроса нет, амбары завалены урожаем еще 2015-го

Рисоводческие хозяйства Приморского края попали в «ценовые ножницы». Склады заполнены продукцией, которая не может конкурировать по стоимости с краснодарской крупой. Между тем и на экспортном направлении наше «белое зерно» проблематично реализовать из-за укрепляющегося рубля. Аграрии готовятся, а где-то уже и начали «сеять меньше»,сообщает деловой еженедельник «Конкурент».

Рисосеяние в Приморье получило интенсивное развитие в 1966 г., когда была принята программа грандиозного мелиоративного строительства на Дальнем Востоке. Сотни миллионов рублей направлялись на постройку оросительных систем, создание рисоводческих совхозов и объектов соцкультбыта. В 1985-м посевами водолюбивого злака было занято 47,2 тыс. га (максимум), а самый большой урожай достигал 100 тыс. тонн. Приморского риса тогда хватало на всю Сибирь и Дальний Восток. Больше того, в СССР рассчитывали, что со временем край будет кормить этим злаком половину Союза. Ведь планировалось под рис использовать всю Приханкайскую низменность площадью более 400 тыс. га.

Но в 1990-е рисоводство в крае стремительно деградировало: уменьшались посевы, и падала урожайность. Так что в 2004 г. рисом засеяли всего 2,3 тыс. га (немногим больше, чем в 1920-м). Популярность получила завозная крупа — в 2002-м в край было импортировано рекордное количество риса — 370 тыс. тонн. Чтобы окончательно не потерять «белое зерно», было решено вернуть гос­поддержку. Кое-как место развалившихся совхозов заняли около трех десятков новых хозяйств, использующих в основном завозную рабочую силу, по некоторой информации, 80% вакансий тружеников на рисовых чеках — китайцы. Селекционеры занялись повышением урожайности, впервые здесь акклиматизировали и стали выращивать длиннозерные сорта. Впрочем, самым ходовым и распространенным остается сорт «приморский круглый».

Хороший урожай — тоже плохо

Вместо обычных в 1990-е 10–13 центнеров с гектара сельхозтоваропроизводители сегодня собирают до 30 — почти как в лучшем по этому показателю 1975-м. Посевы риса в Приморье увеличились с 4,5 тыс. га в 2006 г. до 19,2 тыс. га в 2016-м. В прошлом году в крае собрали 52 тыс. тонн риса. Это на 1,5 тыс. тонн больше, чем в 2015-м, и, видимо, предел. Ибо приморские аграрии скорее сократят, чем увеличат посевы.

«Спроса нет, амбары завалены урожаем еще 2015 г., — сокрушается директор ООО «Целина» Татьяна Иващенко. — Причина простая — завезли много риса из Краснодарского края. Там и урожайность культуры выше, и себестоимость производства значительно ниже, земли другие. В позапрошлом году мы выручили около 100 млн рублей, в 2016 г. — едва треть этой суммы. Поэтому мы будем очень хорошо думать, сколько сеять нынешней весной».

На «слишком хороший урожай, который не знаем, как продать», пожаловался генеральный директор ООО «Кипарис» Артем Саломатов. «На складах более 500 тонн без движения, — утверждает производитель. — Ситуация с продажами плачевная полгода, цены падают».

Исполнительный директор ООО «Микс» Юрий Коробов указывает на то обстоятельство, что разумный ценовой баланс между производителями и продавцами риса не достигнут. «Разговоры про то, что рис не пользуется спросом, не имеют под собой оснований, — утверждает Коробов. — Дело в ценообразовании. Мы продаем по 29–30 рублей килограмм, и крупа у нас действительно продается очень плохо. Поскольку в Краснодарском крае стоимость килограмма — 23–27 рублей, три рубля стоит доставка. А в дискаунтере цена на рис — уже 44 рубля. Посчитайте, сколько зарабатывают перепродавцы и ретейлеры. Мне кажется, «накрутить» рубль на килограмм риса — уже нормально. Но наши «хищники» привыкли к другой норме прибыли. В общем, если мы выставим цену 26, рис разметут мигом. Но тогда мы потерпим убытки, рентабельность и без того низкая. А заработает тот, кто перепродаст наш рис по цепочке».

Ешьте сами!

Теоретически ситуацию могло бы спасти экспортное направление. Приморский рис — хороший по качеству, а то, что по соседству — безграничный китайский рынок, где купят все, особенно экологически чистое, — большое подспорье. Но между тем приморский рис еще и дорогой. Урожайность (30 центнеров с гектара) у нас значительно меньше, чем в Краснодарском крае (53 ц/га) и в азиатских странах (67 ц/га). Оптовая стоимость приморского злака на треть выше краснодарского и превосходит цену азиатского аналогичных сортов. К тому же в России действуют экспортные пошлины на рис.

По данным ДВТУ, риса, в отличие от сои, кукурузы и пшеницы, из края в 2016 г. практически не экспортировали (пара сотен тонн крупы не в счет, ведь это притом, что в целом по России экспорт риса в прошлом году удвоился и составил 114 тыс. тонн). Зато 9,95 тыс. тонн «белого зерна» импортировано.

Как говорит Татьяна Иващенко, в хозяйстве подумывают о выходе на внешний рынок. «Есть свои сложности», но также есть пустующие поля, которые можно засевать.

Юрий Коробов указывает, что в соседнем Китае действуют заградительные условия на ввоз российского риса. Какие-то изменения в позитивном плане происходят, но пока «наш» рис легально в Китай не поставляется. Так же как и в Японию и Корею. Артем Саломатов уверен: «Главный вопрос в том, что азиатский рис дешевле. В 2014–2015 гг., когда рубль упал, наблюдался определенный ажиотаж. Но все производители-экспортеры подстроились под стоимость доллара в 60–65 рублей. Потому сейчас, при укрепляющемся рубле, экспорт стал неинтересен. Кстати, подобная же ситуация с гречкой, мукой, сахаром, они «зависли». От зарубежных контрагентов нет ни звонков, ни писем. Нашим рисом не интересуются даже теоретически».

По данным Росстата, в 2016 г. в России было собрано 1,07 млн тонн риса, что соответствует уровню прошлого года. Но из-за дождей в Краснодарском крае выход крупы из риса-сырца в текущем сезоне не превышал 40–55%, тогда как годом ранее достигал 65%.

Действительно ли низкие цены на внутреннем рынке и неблагоприятные погодные условия могут стать причиной образования дефицита риса в России в текущем сезоне?

Артем Саломатов считает, что это «полная ерунда». «Вся эта информация о возможном дефиците риса имеет тот же источник, что и рассказы про дефицит гречки, которые были популярны несколько лет назад, — уверен рисовод. — Склады забиты, и кто-то очень бы хотел создать искусственный ажиотажный спрос. Чтобы люди ломились в магазины и скупали крупу по баснословным ценам».

Не все рису вода

Как водится в сельском хозяйстве, помимо падающего рынка никуда не девались и другие напасти. Традиционными являются наводнения. «У каждого хозяйства своя проблематика, — говорит Иващенко. — Где-то не сработали ядохимикаты, из-за чего плохой урожай, где-то подтапливает. Наводнения в крае происходят много лет подряд».

Юрий Коробов развеивает расхожие представления: «Приезжал в Приморье замминсельхоза, ему доложили о затоплении рисовых полей, а он удивляется — это же хорошо, рис в воде растет. На самом деле рис — не водоросль, ничего хорошего. Чтобы растению пробиться из зерна и прорасти, нужна вода, которую потом, по технологии, спускают. И уж убирать рис с затопленного поля ничуть не удобнее, чем сою или кукурузу».

В последние годы урожайность плавно снижается, говорит Коробов. Потому что производители используют поля по много лет подряд, повышением плодородия земель толком не занимаются. Можно было бы вовлекать в производство новые, но это дорого. Большинство оросительных систем, которые построены 40–50 лет назад, в ветхом или критическом состоянии, их восстановлением практически не занимаются. Так, в сиваковской рисовой оросительной системе находится 9 тыс. га земель, а используется всего 400 га.

Юрий Коробов указывает, что «вода, которую подают в систему, подорожала на 20%, хотя там 80–90% себестоимости — электроэнергия, на которой работают насосные станции, а энерготариф не увеличивался. Мелиораторы объясняют, что таким образом компенсируют свои выпадающие доходы — рисоводы сеять стали меньше».

Сетует аграрий и на не­эффективность механизмов государственной поддержки. С 2013 г. субсидии выделяются только на несвязанную поддержку, не на конкретные цели. Хозяйства жестко связаны условиями соглашений: если на предприятии работает больше 40% иностранцев, субсидия уменьшается вдвое. «С 2008 г. департамент сельского хозяйства помогает только в двух вопросах — субсидии и квоты на иностранных рабочих, — резюмирует Коробов. — Ну а в принципе главная наша проблема заключается в том, что в России нет культуры производства риса».

ТРЕНДЫ
ТРЕНДЫ
ИНТЕРЕСНОЕ
Загрузка...
Loading...