Погода во Владивостоке:
28.06.2017, 13:24 13 °C, 8 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 59.0014 Доллар США
  • 66.0816 Евро
  • ¥ 52.8473 Японская иена
  • 51.8910 Корейская вона
  • Y 86.2871 Китайский юань
Главная » Тренды » Любовь или деньги: можно ли быть счастливыми без миллиона в кармане?

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ТРЕНДЫ
Фото: pressfoto.ru

Любовь или деньги: можно ли быть счастливыми без миллиона в кармане?

Бедные и счастливые семьи рассказывают о том, что такое настоящая любовь

Может ли быть рай в шалаше с милым человеком? Сколько должен зарабатывать «настоящий мужчина», чтобы содержать любимую женщину? На эти и другие вопросы, которые касаются любви и денег, корреспонденту PRIMPRESS ответили две приморские красавицы – модель Ирена Бендида и участница группы поддержки ХК «Адмирал» Маргарита Куксенко. Красотки считают, что настоящая женщина работать не должна: ее долг – радовать мужа своей красотой и разговорами. А еще зарплата женщины – это только ее деньги: семью обеспечивать должен мужчина.

Однако реальная жизнь чаще всего выглядит по-другому: в ней нет глянцевых фотографий, идеальных тел и зарплат в 500 тысяч рублей. Еще в этой, настоящей жизни есть победы и поражения, любовь и болезни. Корреспондент PRIMPRESS пообщался с семьями из Приморья, которые не могут похвастаться гламурной жизнью и глянцевой внешностью, зато у них есть нечто более важное – настоящая любовь, проверенная жизнью.

Ольга Юровская: «Очень легко быть семьей, когда все хорошо. И очень трудно, когда что-то случается»

- Мы с мужем поженились в 88-м году, на следующий год у нас будет 30 лет совместной жизни. Через год после свадьбы у нас родился сын. Через пять лет после женитьбы супруг начал ходить в моря, у него 22 года морского стажа. В 90-годы было по-разному: плохо-хорошо, подъемы-спады. Мы растили сына. Все было нормально до тех пор, пока не произошла трагедия. В 2011 году муж был в море на судне копании БАМР. Там произошел пожар, Юрий получил тяжелый ожог легких. Данное заболевание неизлечимо, сроки жизни с таким диагнозом - от четырех до семи лет. Нам сказали, что у него показатель по продолжительности жизни очень хороший. Обычно люди, которые получают такие травмы, уже отягощены другими хроническими заболеваниями. А муж был очень здоров, ничем не болел до этого. Он нырял под воду на большую глубину, задерживая дыхание.


Физическое здоровье было очень хорошее, это и увеличило срок его жизни. Сейчас Юрию 50 лет, а мне – 48. Я живу, радуясь каждому дню, который мы проводим вместе.

Полноценно работать и зарабатывать деньги после трагедии он не мог. Начались финансовые проблемы, нужно было и поддерживать пошатнувшееся здоровье, и добиваться правды.

Очень легко быть семьей, когда все хорошо. И очень трудно, когда что-то случается: когда с годами меняется характер, когда человеку нужна помощь. Без поддержки друг друга очень сложно.

Мы продолжаем многолетнюю борьбу. Ничего хорошего со здоровьем быть уже не может, заболевание неизлечимое. Срок жизни очень маленький. У нас максимум остался год.

В девяностые годы у нас было стабильное финансовое положение, хорошие заработки. Но в то время в стране были проблемы, мы помогали родителям - содержали их полностью. Когда у нас наступили тяжелые времена, родители мужа и моя мама нам помогали. Затем в течение года сын взял финансовое обеспечение полностью на себя: медикаменты, питание, содержание, а нам с мужем он дал возможность заниматься более узкой направленностью.

Каждый человек имеет свои пики карьеры. Кто-то находится на пике с двадцати до тридцати лет, у кого-то карьерный рост начинается с двадцати до сорока лет. Муж был на пике карьеры, у него и заработки пошли, и должность была хорошая, но случилась трагедия - и все. И если бы он до этого не помогал своим близким, сыну, мне, мы бы могли не помочь ему. В какой-то период и у меня была высокая должность, хорошая зарплата, но прошло десять лет, и все изменилось кардинально. Когда-то я зарабатывала больше, а мужу годами не платили зарплату. Это как весы: если у одного хорошо, у второго как-то хуже. И спасает только поддержка друг друга. Сейчас я не работаю, занимаюсь только мужем и судебными процессами. Я не хочу тратить время на работу. Работе надо отдаваться, а сроки жизни у нас очень ограничены, я не хочу потом вспоминать о работе, а не о времени, проведенном с мужем.

Ирена Бендида, 19 лет: «Большинство местных девушек заинтересованы лишь в материальных вещах. Все, о чем они думают, – это деньги. Все ищут себе изначально богатого мужика, то есть и рыбку съесть, и косточкой не подавиться».

Когда случилась трагедия с мужем, очень тяжело умирала моя мама. Она очень любила своего зятя и была единственной, кто поверил в него сразу. Оказалось, очень трудно добиваться справедливости, когда не имеешь юридических знаний, когда не сталкивался с медициной. Моя мама говорила, что муж всего добьется, ему просто не нужно мешать. Первый год я так и делала. Нужно было зарабатывать деньги на очень дорогие лекарственные препараты, на дорогие медицинские исследования. По полису ОМС нам отказывали во многих медицинских услугах, таких как томография головного мозга, например. Эти обследования предоставлялись только платно, и я занималась заработком денег. А потом я стала ходить вместе с мужем, потому что мы столкнулись с тем, что его пытались обмануть, когда он приходил один. Когда мы вдвоем, мы – сила.

В прошлом году подключился наш взрослый сын. Он работает и дал нам возможность заниматься своими делами, все материальные вопросы он взял на себя. Сын видел, что для нас с папой это стало уже вопросом жизни. А на руках у нас были все доказательства нашей правоты. Сын как-то мне сказал: «Вы всю жизнь помогали мне: садик, школа, институт. Наверное, пришло время помогать вам».

Легко жить, когда есть деньги, здоровье. Легко создавать семью и поддерживать ее. И очень сложно понять и начать помогать. А когда ты начинаешь поддерживать, это еще больше сплачивает. За последние несколько лет мы сплотились больше, чем в первые десять лет совместной жизни. Когда ты понимаешь, что через год можешь этого человека потерять, ты пытаешься сделать все, чтобы сохранить чувства, воспоминания.

Как-то мой муж спросил, за что я его люблю. За 30 лет совместной жизни я поняла, что если за что-то – это не любовь. Любят, несмотря ни на что, вопреки всему.

Главное – это любовь, семья и взаимная поддержка. Муж постоянно повторяет: «Если бы не моя семья, моя жена и мой сын, мне было бы проще сесть в тюрьму. Пойти, распустить руки и сесть. Только благодаря поддержке я столько лет пытаюсь добиться своего законными способами. Когда опускаются руки у меня, моя семья помогает мне восстановить силы и идти дальше».

Сохраняя эту семью, я становлюсь счастливой. Я счастлива потому, что знаю: меня любят не только молодую и красивую, меня любят, как любили и двадцать лет назад. Муж всегда говорит, что у него не было бы этой жизни без меня.

Одному человеку сложно. Когда люди вдвоем, они крепче, а когда появляется и подрастает ребенок, семья становится сильнее. Одну палочку сломать можно, а две-три сломать уже нельзя. С семьей проще переносить все: и радости, и боль, и неприятности. Легче, когда вы вместе, когда все друг другу помогают.

У нас женился сын, и это большая радость. Сейчас мы очень ждем внучку, и это тоже большая радость для нас. Мы ждем, что наша семья будет еще более сплоченной, в нашу семью вошла девочка - невестка. Ждем в мае ребенка, нас будет больше, а значит, мы станем сильнее.

Когда я была подростком, у меня была подружка. Мы жили в Анучинском районе, в селе Ильмаковка. И у подружки было шесть сестер. Их семья была очень бедная. В селе я не была двадцать лет, а в этом году мы приехали в гости. Теперь вся улица состоит из членов их семьи.

Никогда не было даже мыслей о разводе. Муж всегда говорил, что есть венчание в церкви, а есть венчание где-то на Небесах. И хочется, чтобы наша семья разрасталась, чтобы появлялись еще внуки. Я переживаю только за одно: чтобы, когда нас не станет, у сына были подрастающие дети, которые помогут, и жена, которая всегда поймет. Ничто не вечно, человеку очень сложно, когда его не понимают. Друзья приходят и уходят, а близкие люди - муж, жена, дети - остаются. Прежде чем требовать от детей что-то, надо им сначала что-то дать. И хочется, чтобы у нас еще были силы помочь внукам. Мы старались своему сыну максимально давать, но при этом не баловать. Дать знания, дать понимание жизни, а в трудный период он нам отплатил благодарностью, помощью и большой поддержкой. Благодаря сыну мы справились.

Мы выиграли все суды, сейчас решения суда не исполняются. Судебные приставы решают этот вопрос. Морально мы удовлетворены, но было потеряно время и здоровье, которое вернуть нельзя. На сегодняшний момент мы просто радуемся каждому дню, который находимся вместе. Я женщина, мне сложно эмоционально. О том, что будет завтра, я стараюсь не задумываться, живу сегодняшним днем. Мне очень страшно, я не знаю, как буду жить потом. Двадцать лет назад я думала, что будет как в фильме «Столетний человек»: мы умрем в один день или в семьдесят-восемьдесят лет будем ходить, держась за ручки, по набережной. Но жизнь повернулась другой стороной.

Светлана Божьева: «Главное, чтобы было необходимое, а остальное - уже мелочи».

 

 

 

- В браке мы уже тридцать лет, у нас трое детей. Дети взрослые, у нас уже двое внуков. Сначала мы жили в деревне, было тяжело. Потом перебрались в гарнизон, где сначала было легче, потом стало хуже. Это было во время перестройки, был развал, на этот период выпало детство наших детей. Приходилось выкручиваться. Иногда думали, что если бы жили в достатке, то любовь бы прошла и мы разбежались бы. Сплотило именно то, что были трудности, которые мы вместе решали. Кто-то по дому что-то делал, кто-то работал на трех работах.

Перестройка коснулась воинских частей чуть позже, чем гражданских населенных пунктов. Сначала мы жили в Партизанске, супруг работал водителем КамАЗа. Колонна 1612 строила дороги, перевозила грузы. А потом все развалилось, машины распродали. Те, у кого были деньги, смогли выкупить грузовики. А у нас было много расходов на детей, накоплений не было. Мужа сократили, работать стало негде. Я работала в совхозе, училась на зоотехника. Когда совхоз развалился, стало непонятно, что делать. А в гарнизонах работа была. Я устроилась работать в санчасть, муж устроился в техническую часть - там вертолеты клепали. А когда воинские части развалились, совсем прижало. Мы решили сорваться в город, потому что старшему сыну нужно было учиться. Лишних денег на квартплату не было, а общежития в средних специальных учебных заведениях позакрывали. Пришлось переезжать вместе с сыном во Владивосток, зарабатывать, снимать жилье, помогать ему учиться. Так и живем до сих пор: снимаем квартиру, живем все вместе. Средний сын женился, дочь не замужем. Семейным советом принимаем решения о покупках, собираемся и решаем, кто кому чем поможет. Живем дружно, но бывают и ссоры. Кто-то свое мнение отстаивает, кто-то настаивает на общем.

Финансы - это не основное, но, если нам будет нечего есть и нечего надеть, мы жить не сможем. Главное, чтобы было необходимое, а остальное - уже мелочи. Главное, чтобы детки не болели и внучата росли.

Жена старшего брата называет меня квочкой-наседкой. Когда дети росли, я старалась, чтобы они учились и не болели. В финансы все упирается: нет денег, и ребенок не может поступить учиться в высшее учебное заведение, а значит, прямая дорога ему в ПТУ, а там уже как получится. А хочется ребенку помочь, мы же его родили и растили не для того, чтобы он наркоманом был или пил под заборами. Хочется, чтобы он чего-то добился и по-человечески жил, чтобы были дом, одежда, машина. Когда я росла, у наших родителей об этом голова не болела. Нам не надо было платить за обучение. Одели, обули, и вперед. А тут одел, обул, нужно и на работу как-то устроиться. Нет образования - нет нормальной работы. Детям мы дали все, что смогли. Радует то, что из троих никто не пьет, не наркоманит, и все более-менее здоровы. Остальное все можно пережить.

Маргарита Куксенко: «Считаю, что зарплата женщины - это ее деньги. Я так понимаю идею совместного бюджета».

На данный момент мы счастливы. Без дружбы в семье благополучия не получится. Если бы не сплоченность, у нас бы не получилось ничего вообще. Мы все помним басню, в которой лебедь, рак и щука тянули телегу в разные стороны. Так и в семье: если жена тянет в одну сторону, а муж в другую, дети куда? Никуда, они развалятся. Семья - это подобие телеги, запряженной двумя лошадьми: если лошади иду в ногу, то телега едет хорошо. А если они пойдут в разные стороны, то ничего не получится.

Муж любит собирать всех друзей по праздникам, по любому поводу. Он старается на природу вытащить, шашлыков нажарить. Раньше мы походы очень любили. Мы и сейчас любим, но стало меньше возможностей выбираться. Когда проблем меньше было, когда дети были маленькие, мы ходили в лес гулять. На санках, на лыжах ходили. Жили в деревне, там с этим все просто - рюкзаки на плечи и вперед.

В семье всегда много поводов для радости: кто-то родился, кто-то женился, у кого-то успехи - внучка пошла, заговорила, потом и внук тоже. Это идет само, к позитиву всегда идет позитив. У каждого члена семьи находятся поводы для радости. Все вечером собрались за ужином, поспорили, посмеялись - все просто. Но эти радости несут в себе здоровье, расположение друг к другу. Мы живем одной семьей и даже не задумываемся, просто собираемся вместе. У кого неудачи - того пожалели, у кого успехи - за того порадовались дружно. Мы можем чаю попить, пошутить, посмеяться, и нам хорошо.

В любой семье все должно быть основано на взаимопомощи, на взаимопонимании. Мы же люди, мы можем договориться всегда. Я не понимаю семьи, в которых жена публично ругает мужа: «Вот! Скотина! Напился!». Ну а что ж ты его довела до такого состояния, что он так сделал? Когда есть общие темы и стремления, найдется и о чем поговорить, над чем подумать.

Сейчас наше общее желание - прикупить домик в пригороде, чтобы на работу добираться было недалеко. Мы же деревенский народ, нам хочется к земле. Сейчас мы снимаем квартиру и живем там: я, мой муж, двое детей и внучка. Сын, который женился, живет в квартире с тещей - тоже квартирный вопрос. С ним мы чаще перезваниваемся, потому что он много работает. На всех праздниках собираемся все вместе: и он с женой и ребенком, и мы, а еще наши бабушки. Бабушки живут не с нами. Одна из них живет в Новонежино, а другая - у моего брата, у него свой дом, там немножко просторнее.

Мои мама с папой прожили вместе шестьдесят лет, моя старшая сестра живет с мужем уже пятьдесят лет, старший брат уже около сорока лет с супругой живет. Жить в браке у нас семейная традиция, можно сказать.
За финансами приходится тщательно следить. И начинается все с того, что мы платим за квартиру, все работаем. У нас общий бюджет. Мы рассчитываем, у кого какие нужды. По вечерамы решаем, кому что нужно купить. Вопрос ставится на повестку дня, и мы быстренько решаем, что из каких средств сделаем. В семье, которая живет под одной крышей, должен быть общий бюджет, потому что иначе не получится жить дружно, будут склоки. Все получили, сложили в коробочку, заплатили за квартиру, за садик, за школу, закупаем продукты, а потом уже тратим оставшиеся средства.

ТРЕНДЫ
ТРЕНДЫ
Loading...