Погода во Владивостоке:
26.04.2017, 11:52 10 °C, 6 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 55.8453 Доллар США
  • 60.7932 Евро
  • ¥ 50.5914 Японская иена
  • 49.6006 Корейская вона
  • Y 81.1009 Китайский юань
Главная » Интервью » Борис Заводовский: «Кто-то марки собирает, кто-то - значки, а я пароходы поднимаю»

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: Александр Потоцкий

Борис Заводовский: «Кто-то марки собирает, кто-то - значки, а я пароходы поднимаю»

Профессиональный водолаз – о спасении «Еруслана», затопленных подводных лодках и брошенных на дне снарядах

Этого человека неспроста прозвали серым кардиналом подводного мира. Ему известны все тайны, которые хранят бухты нашего города. Борис Игоревич Заводовский прокладывал кабель на остров Русский, поднимал подводные лодки со дна и даже участвовал в спасении «Еруслана». Сегодня он делится своим уникальным опытом в интервью PRIMPRESS.

- Расскажите, так чем вы все-таки занимаетесь?

- Это вообще серьезный вопрос. До 1 ноября прошлого года капитаном действующим был, а сейчас нахожусь на заслуженном отдыхе. Занимаюсь всем подряд: рыбалкой, охотой. Иногда помогаю людям пароход какой-нибудь поднять. Вот, в частности, с «Еруслана» воду откатывал, когда он тонул. Специальной службы ведь нет.

А раньше я работал на «Дальметалл». Занимались подъемом судов для разделки их на металлолом. Акваторию очищали. Вот в 2006 году мы где-то 16 пароходов за сезон подняли в Золотом Роге. Но теперь разделка металла запрещена.

- В каком году вы свое первое судно подняли?

- Это было давно, еще в прошлом веке. В 80-х годах мы маленькие боты поднимали, а в 95-96-м перешли на крупные суда. Мы тогда с подводных лодок начинали в Улиссе.

- Сложно ли поднять подводную лодку?

- Это один из самых простых вариантов. У нее очень прочный корпус, надежный. Достаточно ликвидировать пробоины, которые имеются в лодке, и откатать воду. Но глубина подъема должна быть небольшой.

На Улиссе мы так шесть подлодок подняли. Они раньше там в отстое стояли. Потом случился пожар. Одну лодку залили. Она затонула и остальные потянула за собой. Так они все набок и легли.

- Как вы этому всему научились?

- Этому можно научиться только на практике. Но вообще я окончил Дальрыбвтуз в 77-м году. Судоводитель я. И у нас была специальность военная - инженер аварийно-спасательной службы. Проходил практику, стажировался, набирался опыта. А потом сам стал интересоваться этим делом – техникой подъема. Вот кто-то марки собирает, кто-то - значки, а я пароходы поднимаю. Нравится мне с техникой работать, придумывать свои ноу-хау.

Кроме практики, нужно хорошо знать устройство судна, водолазом профессиональным быть, все расчеты уметь грамотно делать, быть готовым к серьезным нагрузкам и голову на плечах иметь.

- Насколько ваша работа опасна?

- Там все опасно. Можно поскользнуться и на ровном месте. Вообще-то снаряжение у нас самое современное, есть связь, но часто приходится работать под водой внутри корпуса судна, где совсем нет видимости. Вот это опасно. Еще за помпами нужно следить, которые работают в помещении. Там бывает сильная загазованность. Поэтому нужно соблюдать технику безопасности.

Еще часто судно всплывает, казалось бы, незаметно, а потом бах - наверх полетело. Техника падает, кто-то висит, шланги рвутся, кабеля. Все это предусмотреть надо, понимаете. И много других таких нюансов.

- Какой у вас был самый «жирный» заказ?

- Да я и не помню, они все «жирные». Вот за «Грозящий» (сторожевой корабль. - Прим. ред.) вообще много обещали денег. Но, как всегда, недодали.

- А сколько обещали?

- Обещали 20 штук баксов. После того, как его отбуксируют в Китай. Но на пути в Китай он затонул. Поэтому денег и недодали.

- Расскажите про спасение «Еруслана». Правда ли, что ему не хватило получаса, чтобы отправиться на дно?

- Да, пароход утонул бы. Я сразу привез с собой матрасов пять штук и заткнул ими иллюминаторы, когда в них вода уже пошла. Вата творит чудеса. Запустили помпу 100-кубовую, стали откатывать воду, и все - пароход пошел на всплытие. В 22 часа он уже сухой был. Забили чопы в шпигаты, законопатили все, закрыли кингстон до конца.

Мне просто занозило, честно говоря. Сейчас затонет, думаю, а в нем мазута - туши свет! Ну, мы и катанули воду.  Все чисто, мирно, никто не возмущается. Так бы просто набросились: «А-а-а, там Амурский залив, экологическая катастрофа». Но никакой катастрофы экологической нет. Все спокойно. 

- Говорят, на борту «Еруслана» была радиационная машина, которую не пустили в Россию. Что вам известно об этом?

- Это все разговоры, была там машина, не была - я ее не видел. Там только куча мусора осталась. Я дозиметр притаскивал, никакого фона нет. Все там чисто, понимаешь. Поэтому, скорее всего, это понты. Или слух распустили, чтобы на пароход никто не лазил. А говорить можно все, что хочешь. Знаешь анекдот простой: «Вы в курсе, что у Абрамовича дочь проститутка?» - «Так у него дочери нет». - «Ну, мое дело сказать». Вот так и здесь, понимаешь.

- Какой подъем был самым сложным?

- Танкер «Ока» в бухте Ракушка. Это вообще был атас. Я там башку сломал о калькулятор. А почему? Потому что на нем цистерны стояли. Танкер перевозил ракетное топливо, и система пожаротушения у него двухконтурная была. Мы откачиваем воду с одной стороны, а она откуда-то с другой стороны набирается. Пришлось разбираться с этой системой, танки балластные резать. А они из нержавейки.

Когда «Ока» всплыла, отдыхающие были в шоке. Она мидией вся заросла. Ну отдыхающие на лодках и поплыли ее собирать. Только через три дня там никого вообще не осталось. «Ока» тухнуть начала. Представляешь, какая вонища стояла!

Еще на «Оке» остались бомбы. Ну такие ракеты против диверсантов.

- А в других бухтах находили снаряды?

- На глубине 47 метров нашли снаряды, когда кабель на Русский остров прокладывали. Год знаешь какой? 1902-й, 1907-й, 1911-й. Я один себе оставил. Это музейная редкость.

- Где еще остались затопленные суда?

- Таких судов много. Напротив морвокзала затоплен буксир, и никаких мер не предпринимается. Но наш Золотой Рог можно очистить за 3-4 года, чистоган будет! На входе в бухту Диомид док лежит, десятитысячник. Или, например, бухта Труда завалена металлом в три слоя. Туда в советское время стаскивали военные корабли, которые были выведены из эксплуатации. Сейчас все это принадлежит частному лицу.

А бухта живописная, богатая, и рядом есть озеро. Там живут японские цапли, утки. Поэтому надо убирать бухту. Только это очень дорогостоящий и трудоемкий процесс. Но я знаю, как это сделать.

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Loading...