Погода во Владивостоке:
27.03.2017, 16:23 5 °C, 3 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 57.4247 Доллар США
  • 61.8636 Евро
  • ¥ 51.6015 Японская иена
  • 51.1474 Корейская вона
  • Y 83.3704 Китайский юань
Главная » Тренды » Станислав Клиников: Случайностями можно управлять

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ТРЕНДЫ
Фото: Наталья Якунина

Станислав Клиников: Случайностями можно управлять

Приморский бизнес-консультант известный во всем мире, рассказал о том, как добиваться успеха

В Приморье есть люди, которые, как кажется одним, совершили личностный подвиг, а другим – поймали за хвост удачу и крепко ее оседлали. Молодые бизнесмены, которые развили филиальную сеть по всей стране, девушки, которые снимаются в голливудских фильмах, музыканты, чьи имена гремят на всю страну. Что есть их успех: чудо или стремление?

Этот вопрос мы задали отнюдь не случайному человеку - Станиславу Клиникову, 31-летнему бизнес-тренеру из Владивостока, который несколько лет собирает полные залы бизнесменов и топ-менеджеров по всему миру. Он давно живет в Америке, является членом многочисленных ассоциаций и консультантом успешных предприятий России и Владивостока.

Мы встретились с ним в уютном ресторане за чашечкой кофе сразу после его очередного тренинга.

Наталья Якунина

- С чего начинался твой профессиональный путь?

- Прошло немало времени, прежде чем я выбрал дело своей жизни. Работать  начал с 13 лет: в перепродаже, на автомойке, курьером. Где меня только не было. Первую дверь в мой нынешний мир приоткрыла школьный психолог, она познакомила меня с этой наукой. Хотя поступать я тогда собирался на юридический. Если бы не дело случая, все могло бы пойти иначе. Но в один день я проходил мимо института психологии, увидел рекламу регионального конкурса - психолог третьего тысячелетия, зашел и случайно познакомился с директором института. Тогда казалось, что это набор случайностей, сейчас видится как закономерная последовательность событий.

- Неужели ты выиграл этот конкурс?

 - Да. Директор института тогда мне сказал: «Хочу тебя видеть участником». Я просто сделал нужную работу, провел исследования на тему восприятия музыки и музыкотерапии, прошел все этапы и победил, выиграв грант. Конечно, поступил я на психологию. И уже с первого курса руководил общественной организацией «Академия лидера».

Фото: Наталья Якунина

Фото: Наталья Якунина

- Своя организация на первом курсе? Как ты ее открыл?

- В университете я, голодный до знаний, быстро понял, что мне не хватает современных образовательных программ не по специальности (так называемых надпредметных). Их мы и сделали, конечно, руками педагогов университета. Дали то, что нужно было студентам. И это был успех – многие из участников тех программ сегодня называют «Академию лидера» как одну из первых причин своего успешного развития.

В 2001 году я в рамках своих же программ прочитал первую лекцию студентам - «Деловой этикет». Она, конечно, была далека от идеала. Но, умея правильно принимать свой опыт и работать над ошибками, я вынес из нее выводы и двинулся дальше.

- Думаешь ли ты, что неудачи полезны и первый блин должен быть комом?

- Все, что с нами происходит, – это бесценный опыт, который мы должны оценить, проанализировать и пойти дальше. Сейчас, будучи уже популярным тренером, я спрашиваю у своих клиентов: какой был ваш самый дорогой опыт? От себя могу сказать: одно неверное решение стоило мне трех тысяч долларов за 10 минут. А моя собеседница рассказала о том, что ее опыт стоит 15 миллионов рублей и 10 лет жизни. Она просто жила и строила бизнес не с тем человеком. Но, оставшись одна, без денег, она очень грамотно смотрит на вещи, понимает, что этот действенный урок ей надо было пройти. Вот такие люди растут и добиваются успехов.

- То есть ты вынес урок и, наплевав, пошел дальше?

- Да, мои лекции и семинары становились все более интересными после каждого такого урока. К 2003 году я понял, что мне больше интересна бизнес-психология, и стал интересоваться оценкой персонала. Тут же меня поджидал новый случай: в ювелирном магазине я встретил бывшего директора института, который занимался именно оценкой персонала. Мы договорились работать вместе: делали много проектов в нескольких регионах. Опыт передавал директор института в части психологии и бизнеса. Ему нужен был тогда ученик, и им стал я, потому что мне нужен был наставник. В 2005 году я сам начал заниматься обучением, понял, что оценка сама по себе хорошая технология, качественная, но она не всегда выливается в развитие.  Я получил второе психологическое образование в области психологии управления, поступил в аспирантуру, начал писать диссертацию, жил этим семь дней в неделю. Я был готов ехать куда угодно, где можно было преподавать то, что мне интересно, и даже за свой счет. Это были инвестиции в себя. К 2009 году я стал свободно себя чувствовать, наработал клиентов и в 2010-2011 годах выиграл всероссийские профессиональные конкурсы. 

- Психология управления, психология бизнеса. Люди понимали в 2001-2005 годах, о чем идет речь?

- Да, понимали. Эта тема существует с начала 90-х в разных степенях зрелости, в 2000-х годах появилось уже огромное количество профессиональных конференций, выставок по этому поводу. Рынок существовал, это значит, что спрос появился раньше.

- То есть весь твой путь – это просто ряд случайностей, которые не случайны, так?

- Случайности происходят неспроста. Чтобы они работали на тебя, мало оказаться в нужное время в нужном месте. Важно оказаться еще и нужным человеком, готовым возможность заметить и воспользоваться ею.

- Можно ли научиться пользоваться случайностями, чтобы выигрывать?

- Это сложная наука, хотя с виду все просто: если человек принял решение, что он готов к этой случайности, она произойдет, и он ею воспользуется. В этом весь смысл феномена избирательности внимания: мы решили замечать – мы начинаем замечать, мы хотим купить KIA – начинаем видеть эту модель на дороге гораздо чаще. Если ты готов, значит, появляется возможность. Это не закон притяжения, как его любят называть, а вполне научный термин. В бизнесе это так – человек твердо решил для себя что-то, убедился в этом, случайно обмолвился людям, а те говорят: «Что же ты не говорил об этом! Ты же нам и нужен». Случайность? Пока человек не убедился в правильности своих намерений – чуда не будет.

- Так было в твоей истории?

- И в моей, и в миллионах других историй успешных людей, в том числе моих клиентов. Важно чаще спрашивать себя и формулировать для себя свои желания. У многих людей нет столь качественного внутреннего диалога с собой. Есть такая поговорка: человек, с которым мы больше всего общаемся в течение жизни, – это мы сами. Но это не так. Люди в ресторане общаются с журналом, меню, музыкой, по пути домой они слушают радио, дома – телевизор, на работе общаются с клиентами. Я помню, как с собой разговаривал и 16 лет назад, уверен, что это одна из причин моего роста. Каждый раз, когда ты определяешься, куда идешь, зачем и что ты хочешь, под это появляются люди, возможности, ресурсы, связи, деньги. Если ты этого не делаешь, они тоже есть, но они для тебя недоступны. 

- Как внутренняя готовность находит отражение во внешнем мире?

- Это ощущается невооруженным взглядом на уровне энергии. Один из моих наставников ведет переговоры с инвесторами и совершенно не скрывает перед ними большую сумму долга предприятия. Наоборот, он озвучивает ее сам. При этом 8 из 10 инвесторов говорят ему «да». Только лишь потому, что он уверен: у него есть правильная энергетика и настрой. Чтобы убедить всех в правильности своей цели, нужно определить главное – саму цель, четкую, ясную и конечную. Никаких скидок самому себе: «Мне нужна такая сумма, но я готов и на другую, вполовину меньшую». Если ты оставляешь себе варианты, тогда ты, скорее всего, получишь половину или меньше, потому что шел по нижней планке, скорее всего, тебе верхняя по-настоящему и не нужна.

- Ставить цели и добиваться их - так это должно быть у успешных людей?

- Почему нет? Важно, чтобы эта цель была подкреплена смыслом. Тогда будут силы на ее достижение, все будет легко и интересно. Еще одно правило успеха – поступки. Одно из моих любимых выражений: «Мечты нужно поливать делами». Иначе они не воплощаются, пока ты ничего не делаешь. Ты можешь сколько угодно досок визуализации на стену вешать – толку не будет.

- В 2001 году, когда начинал, ты знал эти истины? Или действовал по наитию?

- Сложно оценивать прошлое. Мы его воспринимаем через очень субъективную призму. Мое восприятие собственного пути простое: то, кем я стал, – закономерный результат десятков тысяч часов работ. Мне всегда так было интересно и работать, и учиться, что я работал на двух-трех работах, сутками напролет, мало спал, мало ел, но это был кайф. Те зерна, которые я посеял тогда, проросли. Есть такая теория «10 тысяч часов», она говорит о том, что, для того чтобы стать суперпрофессионалом, нужно 10 тысяч часов практики в конкретной сфере.

- Если такая теория есть, значит, у нас все люди, которые работали в одной сфере больше 10 лет, – суперпрофессионалы. Но мы знаем, что это не так…

 - Конечно. Есть люди, которые не пройдут эти 10 тысяч часов профессионализации никогда. Минуты засчитываются только тогда, когда человек работал с интересом, любовью, стремлением и желанием стать лучше, научиться, а не потому, что его просят или за это платят. 

- Так могут далеко не все, кто бы спорил…

- Именно. Если есть ощущение тяжести от того, что ты делаешь, значит, скорее всего, ты не видишь в этом смысла. Есть хорошая поговорка: наш мозг не выделяет энергию под то, в чем мы не видим смысла. То есть, чтобы работать эффективно, нужно лишь понимать, зачем ты это делаешь. Многие люди это понимают, но не все готовы это поменять… Большинство устраивает текущее положение вещей.

- Как люди могут не хотеть успехов, прибыли и признания? Такое бывает?

- Сплошь и рядом.  Одно из направлений поведенческой психологии– виктимология. Она говорит о том, что, если человек оказался жертвой или он не доволен своим результатом, – он сам создал себе это. Это примерно так: если именно ты одна в миллионном городе оказалась в самом темном переулке, в самом нетрезвом состоянии, в самой короткой юбке, в самое ненужное время, то что ты там делала? Не этого ли ты хотела? С точки зрения психологии мы видим, что человек специально создал себе этот опыт. Но о подобных вещах сложно говорить ясно в коротком формате интервью, тем более многие «жертвы» не хотят этого понимать.

- Давай поговорим о твоей работе. Тренинги – это действительно сейчас так актуально?

- Не было бы спроса, не было бы и предложения… Людям свойственно учиться, я не верю, что есть люди, которые сделали себя сами. Селфмейдменов (selfmademan – дословно «сделай себя сам») не существует. Само это выражение эгоистичное, нечестное, в том числе по отношению к родителям.

- А как быть с качеством? Все ли тренинги одинаково полезны?

- Действительно, сложность этого бизнеса в том, что конечный потребитель не может оценить качество объективно. Более объективный способ оценки работы тренера – мнения профессионалов с учетом мнения конечного потребителя.  У нас существуют собственные профессиональные конкурсы, жюри в которых лучшие коллеги, а также крупные заказчики. 

- Но ведь люди не знают об этих конкурсах?

- Тогда важно знать одно: тренер должен удовлетворить вашу потребность в знаниях, сделать это мастерски – интересно и просто. Я перед началом тренинга у каждого спрашиваю, зачем именно человек пришел, и постепенно отрабатываю каждый вопрос. 

- Но для того чтобы сформировать вопрос к тебе, нужно собраться, признаться в своих промахах и изложить сложную проблему? При всех, так?

- Да! И это моя задача, чтобы они захотели открыться, ведь именно за проработку своих зон роста люди и платят свои кровные деньги. Чем точнее они сформулируют вопрос, тем больше пользы получат за свои деньги. Если нет, то я не смогу быть им полезен и в итоге потеряю как клиентов.

- А чем вы наполняете тренинг? Какой информацией? Из литературы, личного опыта, знаний?

- Я учусь, перед тем как провести каждый тренинг. Изучаю предмет, насаживаю его на собственный стержень знаний о людях, психологии, готовлю программу и только после этого запускаю новую тему. Сейчас есть доступ к информации, в Интернете можно найти все про бизнес, вплоть до готовых моделей. В ХХI веке ценность обучения переместилась с передачи информации в эффективные способы подачи и упаковки больших и сложных объемов опыта. За этим ко мне и приходят люди. И для них важно, чтобы все было сделано интересно и в итоге имело ценность.

- А есть ли люди, которых деформируют тренинги?

- Есть, как и те люди, которые «играют» в бизнес. Им нужны «траблы» (проблемы – в переводе с английского. – Ред.) на работе, чтобы все было плохо и было на что жаловаться знакомым и о чем говорить дома. Каждый приходит в бизнес со своими запросами, и не каждый осознает их, это факт. Не все бизнесмены приходят в бизнес за бизнесом и эффективностью.

- Есть ли способ бороться с людьми, которым нужны «траблы» и негатив? Ты отрабатываешь это на тренингах?

- С ними не нужно бороться. Они специально выбрали эту стратегию, им нравится находиться в этом состоянии. Им удобнее смотреть и создавать ужастики, новости, страшилки, говорить, что все плохо. Это привычка, которая часто идет из семьи. Негативные эмоции вообще очень легко получить, а эмоция — это наркотик. Это доказано научно. Новости, кстати, тоже специальный элемент, который управляет потребителями. Наукой доказано, что обязательно после плохих новостей нужно давать рекламу. Человеку хочется принять решение о покупке, пытаясь снизить чувство тревоги. Об этом уже книги пишут, Нобелевскую премию получили в 2002 году. Это все механизмы, которые регулируются. У людей, которые привыкли к такой жизни, жизнь - кайф, они чувствуют себя живыми, потому что все это происходит. Если этого не будет происходить, они будут тревожиться, что их жизнь такая ровная.

- Ты тренируешь в разных городах и странах – есть ли та пресловутая региональная особенность?

- Почти нет. Я не рассматриваю регионы, я рассматриваю каждую компанию отдельно. Успешные предприятия имеют примерно одну и ту же модель понимания, вне зависимости от регионов. То же касается кадров. Нет регионов, в которых я мог бы сказать: нужно плясать под рынок труда. Поиск достойных кадров на замену тех, чьей работы не видно, обязателен во всем мире.

- Ты уехал из Владивостока, из России. Зачем и почему?

- Это был выбор, который я учился делать правильно многие годы. В 2006 году составил личный карьерный план – документ, который описывал: где я буду жить, как, в каком стиле, чем буду заниматься. Согласно такой стратегии я должен был оказаться в месте, похожем на Калифорнию, к 40 годам. Но я, к своей радости, неправильно оценил временную перспективу. 

- Тогда задам вопрос по-другому: почему ты хотел уехать из страны?

- Цели просто уехать не было. Скорее я хотел жить в другой экологии, с другим уровнем безопасности, с другим уровнем возможностей и образом жизни. Когда я оказался в Калифорнии, понял – это место, где мне нравится жить. Россия - прекрасная страна, но здесь по сей день пешеход не чувствует себя в безопасности на зебре. Это не нормально. Конечно, за пять лет, которые я живу в Америке, многое изменилось, Владивосток вырос, снизился уровень коррупции – это видно невооруженным глазом, город похорошел, стал более безопасным. Россия пять лет назад и сейчас – это вообще разные страны. Здесь хороший сервис, прекрасные места отдыха, многие документы можно оформить онлайн, дороги стали лучше.

- Значит, может, ты все-таки вернешься?

- Может быть, если климат зимой изменится. Это сейчас один глобальный недостаток Владивостока, который я считаю лучшим городом России. Правда. Я не говорю это ни в одном другом городе. Это прекрасное место для тех, кто любит доступ к воде и морю, динамику, скорость принятия решений, бизнеса. Но здесь до сих пор нет возможности нормально подышать свежим воздухом.

ТРЕНДЫ
ТРЕНДЫ
ИНТЕРЕСНОЕ
Loading...