Погода во Владивостоке:
23.08.2017, 06:23 21 °C, 3 М/с
16+
КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 59.1409 Доллар США
  • 69.4314 Евро
  • ¥ 54.2751 Японская иена
  • 51.9071 Корейская вона
  • Y 88.6657 Китайский юань
Главная » Интервью » Анастасия Слободчикова: «С акулами уже «делила акваторию», теперь мечтаю о косатках»

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: Андрей Шпатак

Анастасия Слободчикова: «С акулами уже «делила акваторию», теперь мечтаю о косатках»

Подводная модель – о фотосессиях в толще воды, тонкостях отношений с заливом Петра Великого и мечтах сквозь страх

Она знает по собственному опыту: за сказочностью, яркостью и легкостью кадров, сделанных на глубине моря, кроется гораздо более сложная, а порой даже опасная работа. Чтобы стать фотомоделью под водой, одной лишь красоты недостаточно, считает Анастасия Слободчикова. 

Анастасия, какими способностями должна обладать подводная фотомодель? 

— Полагаю, прежде всего нужно уметь генерировать в себе особое состояние, уметь отдаваться процессу фотосъемки, несмотря на некоторую экстремальность условий. Тут твоя физическая форма, выносливость и уж тем более внешние данные – вторичны. Необходимо воспитывать в себе навык работы в жутком цейтноте, который устанавливает твой собственный инстинкт выживания, когда ты находишься без воздуха под водой. Ведь при задержке дыхания счет идет на секунды. И за эти секунды ты должна вжиться в образ и передать его фотокамере в лучшем виде. 

— Как вы оказались впервые перед фотообъективом под водой? 

— Мне давно хотелось стать подводной моделью, и знакомство со знаменитым приморским фотографом Андреем Шпатаком семь лет назад оказалось определяющим. Я тогда ничего не знала о нюансах подобного творческого процесса. Но решилась на фотосессию под водой недолго думая. Еще с детства меня завораживал подводный мир и сама текстура воды. Моя первая фотопроба состоялась в морском заповеднике в Хасанском районе. Помню, как за нами тогда наблюдали нерпы.

Где чувствуете себя лучше при фотосъемке – в море или в бассейне? 

— В море несказанно интереснее! Хотя в живой подводной природе сниматься совсем не так легко, как в бассейне. И если в статике бассейна я могу задерживать дыхание даже более чем на целую минуту, то в море с хвостом русалки да еще и при движении в прохладной воде – только 30 секунд. Думаю, что и опытные подводные фотомодели, привыкшие работать в бассейнах или спокойных теплых бухтах тропического пояса, не слишком блестяще справились бы с задачей в заливе Петра Великого. 

Как происходит взаимодействие с фотографом в воде? Обо всем ведь не договоришься заранее. 

— Даже в воде не исключено вербальное общение. То, что фотограф говорит тебе через загубник, вполне можно понять. 

Где вы учились мастерству «русалки»? 

— Училась я на дайвера во владивостокском клубе «Босфор Восточный». Пожалуй, теперь ощущаю потребность в специальных фотомодельных курсах. Проблема в том, что подводная сфера обучения моделей не слишком-то развита у нас. Приходится основываться на собственном опыте. Помогает взаимодействие с фотографом, конечно. Отмечу, что и подводные фотографы – это особенный круг людей, очень отличающийся от «сухопутных». 

Откуда берете русалочьи костюмы? 

— Наиболее совершенный силиконовый хвост я заказывала себе у московских мастеров. В Германии приобрела лайкровый хвост. А до этого несколько лет подряд шила хвосты себе из ткани сама. Но текстильные изделия оказывались очень непрочными, ткань быстро приходила в негодность в море.

Хотя любой хвост русалки, даже очень качественный, – это всегда испытание для модели. Его вес может достигать 20 кг. При погружении приходится выпускать пузырь воздуха, который образуется в хвосте. На это тратятся драгоценные секунды и силы. 

Какова бывает реакция общественности на публикации фотографий с вами под водой? 

— У многих такие фотокадры, сделанные профессионалами, вызывают восхищение. Однако я помню первую публикацию в Сети подводных фотографий со мной. Откуда-то появились комментаторы, которые рекомендовали мне то срочно похудеть, то срочно потолстеть. Так, с одной стороны, шло бурное одобрение, а с другой – не знала предела обывательская критика!  

Насколько востребованы подводные фотомодели? Можно ли зарабатывать этим на жизнь? 

— Я особенно не озадачивалась пока таким вопросом, поскольку зарабатываю на жизнь в одной из местных компаний в должности оптометриста. Но, учитывая, что подводных фотомоделей в мире сравнительно немного, то, что мы действительно востребованы, знаю наверняка.

Я иногда получаю предложения от фотографов из разных стран. Запросы приходят из Южной Кореи, Турции, Египта… Я не спешу откликаться на них, потому что здесь встает вопрос доверия и гарантий личной безопасности. Предпочитаю работать с нашими профессионалами, имеющими прекрасную репутацию и достижения международного уровня. За границей, а именно на Филиппинах, мне довелось работать в качестве подводной модели опять же благодаря приморцу Андрею Шпатаку.  

Вам интереснее работать в тропическом море или в родном Японском? 

— Наше море однозначно предпочитаю южноазиатскому. Хотя в тропиках есть красочные рыбки, там теплее и несколько легче, но в целом подводный мир, ландшафт в толще воды и водоросли у нас роскошнее! Есть очень интересные, уникальные виды рыб в нашем море. Здесь порой рыбы наблюдают за тобой, пока ты любуешься ими. Залив Петра Великого дает сильнейшие эстетические впечатления, подводные пейзажи здесь очень яркие. Самые сказочные кадры, которые есть в моем портфолио, сделаны в Хасанском районе Приморья и в бухте Рудной. 

Есть ли у вас особенные «подводные» мечты? 

— Мечтаю пообщаться в море с косатками. Собираюсь воплотить мечту этим летом на Камчатке. Михаил Коростелев, фотограф, исследователь и путешественник (участник телепрограммы Николая Дроздова «В мире животных»), пригласил меня в свой проект, чему я несказанно рада. Надеюсь, общение с косатками у меня сложится позитивное. 

Косатки внушают многим ужас еще больший, чем акулы! 

— Неудивительно, это такие мощные морские животные. Я, собственно, мечтаю о них, превозмогая страх! И многие люди меня отговаривают от этой затеи. Одно то, как косатка расправляется с добычей, внушает ужас. Хотя на человека эти животные не нападают, как принято считать. Получится ли у меня с косатками поплавать – посмотрим по ситуации, конечно. Но намерение твердое. 

С акулами мне уже доводилось «делить акваторию». Правда, это были вполне безопасные для человека китовые акулы. Но их масштабы все равно поражали, страх тоже был. Ты себе плывешь, а акула тебя сзади догоняет. Огромная. На инстинктивном уровне так и мерещится, что все, конец. А она просто тебя обгоняет, демонстрируя полное к тебе, человечку, равнодушие. 

Где еще можно применять уникальные «навыки русалки», кроме фотосъемок? 

— 4 июня, кстати, Международный день очистки водоемов. А меня с недавних пор захватила идея заниматься добровольной уборкой нашей акватории. У меня уже есть даже подходящий гидрокостюм. Пытаюсь теперь найти единомышленников, например среди фри-дайверов. Надеюсь, получится.

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Загрузка...
Loading...