КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 63.9242 Доллар США
  • 67.7660 Евро
  • ¥ 56.0223 Японская иена
  • 54.5459 Корейская вона
  • Y 92.8362 Китайский юань
Главная » Тренды » Странные замашки «европейской» медицины

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ТРЕНДЫ
Фото: Pressfoto

Странные замашки «европейской» медицины

Точного диагноза в соответствии с болями Ларисе Омельянчук в «Фальке» так и не поставили

Страдая от острой физической боли и недружелюбия персонала в палате клиники «Фальк», Лариса Омельянчук, генеральный директор ООО «БЦ «Золотой Рог», думала только об одном — как поскорее выбраться из этого места. Чтобы предостеречь других, владивостокская ВИП-пациентка рассказала о своих «приключениях» деловому еженедельнику «Конкурент».

— Сложности с «Фальком» возникли еще на этапе вызова скорой помощи, — говорит Лариса Омельянчук. — Оказалось, какие бы деньги ты ни был готов заплатить за медсервис, прислать свой транспорт за мной «Фальк» не мог, несмотря на то что клиника позиционирует себя как европейский бренд. По телефону персонал сослался на отсутствие свободной кареты скорой помощи. Превозмогая жуткие боли во всей брюшной полости, мне пришлось усесться в собственное авто и приехать в эту клинику.

На стойке регистратуры дама приняла меня довольно обходительно. На этом обходительность «европейского» медучреждения закончилась, несмотря на довольно высокие расценки на его услуги. Меня попросили подождать врача. Врач не показывался по меньшей мере минут десять. А я сидела и страдала от мучительных болей. Наконец появился доктор. С мрачным лицом, как будто я пришла к нему просить о бесплатном одолжении. Он не улыбался, не высказывал участия в моей ситуации. И даже не представился. Как выяснилось, он оказался анестезиологом. Вместо того чтобы предоставить мне каталку или передвижное кресло, как положено в таком случае при нормальном медсервисе, меня заставили следовать за доктором. Симптомы, которые я имела в тот момент, наталкивали сразу же на мысль об аппендиците.

Боли пронзали меня по всей области желудочно-кишечного тракта. В недрах клиники меня передали хирургу. А хирург предписал ждать… гинеколога. «Зачем гинеколога? Боли ведь в области ЖКТ!» — думала я обескураженно. Хотя бы УЗИ сделали первым делом! Но нет. В «Фальке» предпочли загнать меня, едва держащуюся на ногах, с раздутой брюшиной, с высокой температурой, на гинекологическое кресло!

После экзекуции в гинекологическом кабинете мне устроили… томографию. Раздевалась и облачалась затем в спецодежду я самостоятельно. Опять же — ни каталок, ни носилок, ни помощи персонала. Хотелось рыдать. Как из-за болей, так и из-за отношения персонала клиники ко мне. Несмотря на жар, мне пришлось провести примерно 40 мучительных минут в капсуле. Не знаю, как я выдержала это.

После томографии меня заставили, опять же своим ходом, переместиться в палату, где поставили непонятную мне капельницу. И просто бросили меня одну на целых полчаса. Только подумать — вот так они обращались с ВИП-клиентом! А как обращались бы здесь с людьми, не такими платежеспособными, как я, попади они в руки к таким врачам? Вопрос не покидал меня все время нахождения в «Фальке».

Вдруг в палату заглянула медсестра и очень удивилась, увидев, что здесь находится пациент. Медсестра — довольно старенькая особа из советских времен, то есть из тех, вероятно, кому можно платить по минимуму.

Тем временем я стала звонить куда только можно, чтобы пожаловаться на «изыски» якобы европейского медсервиса. Позвонила, чтобы выразить возмущение, даже директору одного банка, в сотрудничестве с которым «Фальк» предлагает клиентам программы медицинского страхования.

Через какое-то время ко мне подошел уже гинеколог-онколог. Представитель молодого поколения, он вел себя довольно мило. «Ой, вы же улыбаетесь — все не так плохо, значит», — сказал мне он. Да ведь я человек такой — улыбаюсь, даже когда очень больно! Это вовсе не значило, что мне было хорошо в тот момент. И этот врач оставил меня одну, ничего толком не объяснив насчет моего состояния. Вскоре я ненадолго уснула.

Проснулась — вокруг ни души. А капельница закончилась. Я пыталась позвать персонал — тщетно. Пришлось выдергивать иглу из вены самой. Хлынула кровь. Наконец появилась медсестра, заверив меня, что беспокоиться не о чем — воздух ведь не попал в кровь. Чуть погодя появился еще кто-то со словами: «Идите оплачивайте!»

Я вышла к администратору. Вокруг были еще пациенты, которые возмущались тем, что им приходится тратить много времени на ожидание. На это администратор ответила, мол, чего вы хотите — я же одна всех обслуживаю. Мне она дала кипу бумаг и сказала пройти в кассу. В кассе — никого! Спустя какое-то время появилась бабушка-кассирша с пустыми плошками, видимо, только что отужинав.

Интересно, что в документах, в частности диагностических, подписей врачей нет. Только безликие печати организации. Хотя графы для подписей есть. Это натолкнуло меня на размышления об ответственности, которую никто не хочет брать на себя. Точного диагноза в соответствии с моими болями в «Фальке» мне так и не поставили.

Дома я промучилась ночь, живот раздулся неимоверно. Никакой помощи от врачей я не получила и корила себя за неосмотрительный выбор клиники.

Утром благодаря рекомендациям знающих и участливых людей я прямиком отправилась в краевую больницу. Вот там-то я и увидела, что есть надлежащая помощь экстренному больному! В крайбольнице — сразу на передвижное кресло. Затем полное обследование ЖКТ, пятиминутный консилиум врачей, а после — на операционный стол. Спасибо настоящим профессионалам за то, что вовремя избавили от «гангренозного аппендицита, диффузного серозно-фибринозного перитонита», как гласит их точный диагноз. Несложный диагноз, который оказался не по силам персоналу «Фалька», равно как и элементарное неравнодушие к боли пациента.

Лариса Омельянчук выражает сердечную благодарность Андрею Валерьевичу Кузьмину за своевременную помощь.

ТРЕНДЫ
ТРЕНДЫ
Loading...