КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 63.6807 Доллар США
  • 67.6162 Евро
  • ¥ 55.7258 Японская иена
  • 54.4338 Корейская вона
  • Y 92.3618 Китайский юань
Главная » Жизнь региона » Братство кольца: как Приморье стало домом для потомков декабристов

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: wikimedia.org

Братство кольца: как Приморье стало домом для потомков декабристов

Декабристы расстались с оковами, но на память оставили себе «кандальные кольца»

Деловой еженедельник «Конкурент» рассказал историю потомка мятежного дворянства, который был владельцем острова Путятин и имел торговую фирму во Владивостоке.

В декабре 1825 г. группа дворян совершила попытку дворцового переворота. Она не удалась, и 120 участников восстания были отправлены в Сибирь. Среди последних был и капитан-лейтенант Николай Бестужев, потомок которого — Алексей Старцев впоследствии осел в Приморье.

В Сибири

Многие декабристы были закованы в «ручные и ножные железа» в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга сразу после вынесения приговора и в них доставлены в Сибирь. Прибыв в Сибирь, декабристы поклялись хранить верность своим свободолюбивым идеалам и своей дружбе. В 1828 г. пришел приказ императора о снятии кандалов.

«Кто поверит, но скажу истину: нам стало жаль этих оков, с которыми мы уже свыклись в течение этих трех, четырех лет и которые все же были для нас звучными свидетелями нашей любви к Отечеству», – вспоминал декабрист Александр Беляев. Для скрепления этой клятвы и во имя любви к Отечеству декабристы выковали из звеньев своих снятых цепей кольца и раздали их также и своим женам.

Идеологом этой затеи был штабс-капитан Михаил Бестужев, а исполнителем – его брат капитан-лейтенант Николай Бестужев. Одаренный природой Николай вдруг оказался без средств к существованию, но не опустил руки, а начал использовать свои способности. В Кяхте он занялся рисованием портретов. Дело шло вначале туго: все как-то дичились писать свое обличие. Но когда сняты были портреты с двух-трех модных дам и львов Кяхты, все как будто вздурились.

Вскоре он уже собрал 1500 руб., получая за мужской 100 руб., за женский 150. А впереди еще было заказов на 4,5 тыс. Николай начал писать портреты губернатора и иконы для соборов. Вместе с братьями он открыл часовую, ювелирную и оптическую мастерскую. Братья чинили всему Забайкалью часы, броши, браслеты, лудили медную посуду, подбирали стекла для очков, чинили оправы и всякие хозяйственные вещи; учениками и помощниками у них были буряты. В своей мастерской Бестужевы и начали изготавливать декабристские кольца.

Сам Михаил Бестужев об этом вспоминал так:

«Мне пришла мысль сделать для сестер своих и матушки кольца из железа. Когда в Чите по милостивому манифесту с нас снимали цепи, я и некоторые из моих товарищей, дав солдату на водку и сделав ему некоторые подарки из своего скудного гардероба, утаили наши цепи, и они-то послужили мне первым материалом для колец. Вскоре с помощью брата я сделал новые пять, и на этот раз уже подложенные золотом, вытянутым из колец наших дам, которые отдали их с тем, чтобы мы с братом им сделали точно такие же железные кольца».

«Первые кольца были сделаны декабристами Николаем и Михаилом Бестужевыми, которые отослали из Сибири сестрам и братьям шесть черных колец, искусно украшенных тонким слоем золота, — отмечала декабристка Мария Волконская. — Каждая из нас носила кольцо из железа мужниных кандалов. Позднее под руководством Николая Бестужева и другие декабристы научились накладывать на железные кольца тонкий слой золота».

Как же выглядели эти кольца? Например, Сергей Волконский, вернувшись в Москву, заказал ювелиру изготовить перстни для себя и для супруги. На перстне самого Сергея Волконского выгравирован вензель с инициалами декабриста, увенчанными княжеской короной. На кольце Марии Волконской изображен крест как символ того «креста», «который пронесла жена декабриста все годы сибирского изгнания». На «кандальном» перстне Сергея Трубецкого изображена буква «Т» в виде римской цифры «три».

В Сибири Николай Бестужев сошелся с простолюдинкой-буряткой, которая родила от него сына Алексея. Браки между дворянами и простолюдинами в то время не приветствовались, и детей от таких браков считали незаконнорожденными. Чтобы не портить жизнь сыну, Бестужев записал его на фамилию знакомого купца Старцева.

Алексей стал достойным учеником названного отца и со временем сам стал крупным предпринимателем. Он имел торговую фирму, дома в Тяньзине, Владивостоке и приобрел остров Путятин, на котором основал имение «Родное». Здесь он занялся оленеводством, растил фрукты, производил кирпич и фарфор. Купил пароход и занялся каботажем. Умер Алексей Старцев в 1900 г. и был похоронен на острове, в склепе, сооруженном из собственного кирпича. В могилу Старцев так и был положен вместе с кольцом, выкованным отцом из цепей, подаренным сыну и которое последний никогда не снимал с мизинца. После революции имущество купца было национализировано, большинство его наследников репрессировано, а могила разграблена. В 1978 г. родственники Старцева предприняли попытку найти могилу, но не смогли ее отыскать. Найдена она была только год спустя, и сегодня на ней установлен достойный памятник потомку декабристов.

В музее

Часть перстней декабристов все же сохранилась в Государственном историческом музее. Среди них — кольца-символы сибирского изгнания, ученического братства, супружеского союза и тайного общества. Это памятные перстни для декабристов Василия Давыдова и Александра Одоевского работы Николая Бестужева.

В Музее истории и реконструкции Москвы хранится железное кольцо декабриста Евгения Оболенского, который отбывал каторгу на Нерчинских рудниках вместе с братьями Бестужевыми. Несколько колец, сделанных из кандальных цепей декабристов, хранятся в Музее А. С. Пушкина в Ленинграде.

«Кандальные кольца» декабристов можно разделить на две условные группы. Одни были изготовлены в Сибири, другие — уже после амнистии, в Москве, по возвращении декабристов из ссылки. Помимо колец из кандальных цепей делали ожерелья, нательные крестики. Но вскоре появилась и третья группа декабристских колец. Так как декабристы посылали родным в Россию колечки и нательные крестики, сделанные из кандалов, эти своеобразные сибирские сувениры вызвали определенный ажиотаж столичных модниц. Михаил Бестужев, отмечая усилившуюся моду на «канальные кольца», писал: «Требование кольца так возросло, что явились промышленники и образовалась особенная отрасль торговли — подложными кольцами». Эти поддельные кольца также оправляли в золото и носили с особым трепетом как знаки, наполненные сакральным смыслом».

Но не все перстни находятся в музеях. Некоторые из них продолжают находиться в частных руках. Так, Николай Бестужев изготовил для Трубецкого три перстня. Один из них Трубецкой подарил своей сестре, княгине Елизавете Потемкиной. От нее он перешел к внуку декабриста Сергею Свербееву и остался в роду Свербеевых. В настоящее время перстень хранится в Нью-Йорке у правнучки Зинаиды, младшей дочери декабриста Елизаветы Байрон-Патрикиадес. Елизавете 90 лет, детей в ее семье нет. Сотрудники российского музея ведут переписку с госпожой Байрон-Патрикиадес о возможном приобретении перстня.

«История перстней, что хранятся у нас, весьма интересна, — рассказывал заведующий отделом Дома и усадьбы Трубецких Игорь Пашко. — Перстни хранились у известного тамбовского коллекционера Николая Никифорова. В каком году они к нему попали, неизвестно, но можно предположить, что в 70-е годы ХХ века. Сам Никифоров упоминал, что перстни были переданы ему некоей дальней родственницей Волконских. В 1987 г. в Историческом музее состоялась выставка, на которой были представлены также реликвии из частных коллекций. Среди них экспонировались и перстни Волконских. Дальнейшая судьба колец долго оставалась неизвестной. В 2004 г. Николай Никифоров скончался. Современные владельцы его коллекции в 2010 г. предложили музею приобрести перстни Волконских. Была озвучена сумма в $ 20 тыс.».

Сотрудники Иркутского музея декабристов с помощью коллег из Государственного исторического музея смогли проверить подлинность колец и убедиться, что это не подделка. Известно, что первые стилизации под «кандальные кольца» появились еще при жизни декабристов. Игорь Пашко показал кольца специалистам ГИМа, в том числе и тем работникам музея, которые готовили выставку 1987 г. Московские музейщики подтвердили, что именно эти кольца экспонировались на памятной выставке. Материал и способ их изготовления указывает на то, что они были сделаны в XIX веке. Впервые в Иркутске перстни Волконских были представлены на выставке, открывшейся в ноябре 2010 г.

Кто знает, может когда-то появится и перстень Бестужева, снятый с пальца Старцева. Судя по истории остальных колец братства, сакральность этих вещей и вложенный в них смысл любви и братства не позволяют им исчезать бесследно.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Loading...