КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 63.3901 Доллар США
  • 68.2458 Евро
  • ¥ 55.8405 Японская иена
  • 54.6893 Корейская вона
  • Y 92.1421 Китайский юань
Главная » Новости » «Павино» против Верховного суда РФ: странные игры на правовом поле

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: Pressfoto

«Павино» против Верховного суда РФ: странные игры на правовом поле

Таможня демонстрирует, что противостояние бизнеса и государственных структур достигло апогея

Несколько лет назад в России появилось выражение «кошмарить» бизнес» - доводить предпринимательскую сферу до такого состояния, при котором ее функционирование не просто осложнено, а нередко становится невозможным. С подобным случаем столкнулась известная не только в Приморье судоходная компания «Павино», пишет «Приморский репортер». По информации издания, эта ситуация демонстрирует, что теоретический тезис юриспруденции о том, что закон обратной силы не имеет, на практике может и не сработать. Особенно тогда, когда на применении недействующей правовой нормы настаивает Верховный суд Российской Федерации.

Именно это подтверждает  определение, принятое Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации 30 сентября 2016 года по делу А40-39700/2015, а также Арбитражным судом Московского округа при вынесении постановления от 11 марта 2016 года по делу № А40-60827/2015, которые повлияли на законность обжалуемых судоходной компанией «Павино» судебных решений по делу А51-2337/2015 и фактически лишили эту хозяйствующую структуру, как участника предпринимательской деятельности, возможности осуществления гарантированных прав, а также принципов законности, справедливости, состязательности судопроизводства, профессионализма и компетентности суда. На это указано в обращении, направленном от лица судоходной компании в приморскую краевую организацию «ОПОРА РОССИИ».

Суть, если вкратце, вот в чем. Сложившиеся не в пользу государственных структур судебные решения довольно легко «поломать» в вышестоящей инстанции (в Верховном суде РФ, в частности), если применить норму, не имеющую юридической силы. Вопрос касается уже избитой истины, которая известна в Приморье всем тем, чья жизнь и работа связана с морем. Пополнение судна топливом (то есть бункеровка) относится к числу «пополнения припасов». А это означает, что «припасы» жизненно необходимы кораблю и не должны облагаться таможенными пошлинами. Но это – в теории. На практике за «бункер» таможня хочет взыскивать серьезные суммы, притом задним числом — за операции двух-, трех- и даже четырехлетней давности. Не иначе как для выполнения плана.

Важно учесть, что при вынесении судебных актов по делам № А40-60827/2015, А51-2337/2015 и А40-39700/2014 суды применяли правило 15 главы 4 «Припасы» специального приложения J к Киотской конвенции (имеется в виду Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 года). При этом суды указывали, что «определяющим условием освобождения припасов от таможенных пошлин и налогов является подтверждение того, что они необходимы для обеспечения нормальной эксплуатации и технического обслуживания судна в количествах, признанных обоснованными для эксплуатации и технического обслуживания в пути следования, то есть не превышающих необходимого  для выполнения рейсового задания минимума».

При этом стоит отметить как принципиально важный следующий момент. Решение о присоединении России к Киотской конвенции подтверждено Федеральным законом от 3 ноября 2010 года № 279-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 года в редакции Протокола о внесении изменений в Международную конвенцию об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 26 июня 1999 года». Но (на это необходимо обратить особое внимание!) согласно части 3 статьи 8 главы IV данной Конвенции устанавливается, что любая договаривающаяся сторона при подписании, ратификации или присоединении к Конвенции указывает, какие из специальных приложений или их глав она принимает, если принимает вообще. Впоследствии она может уведомить депозитария о принятии ею одного или более специальных приложений или их глав.

Представители судоходной компании «Павино» делают акцент на том, что специальное приложение J к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 года не могло быть применено к рассмотрению судебными инстанциями указанных ранее дел – на том основании, что ни одно из специальных приложений к Конвенции при присоединении к ней не было принято Российской Федерацией. Ни одно!

Подтверждением сказанного служит публикация Киотской конвенции в сборнике «Собрание законодательства Российской Федерации» 8 августа 2011 года за № 32, ст. 4810 – без специальных приложений к ней. Другое подтверждение – письмо МИД РФ от 22 июня 2016 года, которым подтверждено: указанное приложение не подлежит применению – на том основании, что «Российская Федерация не приняла ни одно из специальных приложений к Конвенции, в том числе приложение J».

Важность этого момента определяется тем, что в силу конституционной нормы (конкретно – части 3 статьи 15) любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы для всеобщего сведения.

Так как после вынесения определения от 30 сентября 2015 года по делу А40-39700/2014 арбитражные суды начали ссылаться на данный вывод Судебной коллегии Верховного суда Российской Федерации, то можно сказать, что судебные ошибки вышестоящей инстанции были массово растиражированы нижестоящими судами. Допущение применения в РФ недействующего акта международного договора можно рассматривать как фундаментальное нарушение норм материального права и норм процессуального права. Это наглядно подтверждают такие дела, как А51-2337/2015, А40-128277/2015, А40-60827/2015, А40-15639/2016, А40-15643/2016, А40-15646/2016, А40-15654/2016 и др. Верховный суд РФ ошибся — бывает. Однако суды, которые находятся в состоянии подчиненности (в том числе Арбитражный суд Приморского края), не могут или не хотят видеть неправильное применение закона. И ссылаются на решение вышестоящей инстанции. Так тоже бывает. Лучше процитировать ошибку «верхней» инстанции, нежели ослушаться и принять решение на основании закона.

Из этого следует вывод, что при подобном «поточном штамповании решений» суды руководствуются не нормами действующего законодательства, а ошибочным выводом Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации при принятии определения от 30 сентября 2015 года, что не может отвечать целям правосудия в Российской Федерации.

Не иначе как вдохновляемые подобной правоприменительной практикой таможенные органы позволяют себе игнорировать нормы и Таможенного кодекса Таможенного союза, и национальное законодательство, что проявляется в самостоятельном установлении своих собственных количественных ограничений припасов, не предусмотренных законом. Тем самым количество нарушений законодательства только множится. Происходит все следующим образом: из порта Владивосток в Канаду отправляется судно, взяв в качестве припасов 3000 тонн топлива. Ближайший порт, куда заходит судно, — Пусан. Так вот, таможня считает, что раз судно идет из Владивостока в Пусан, ему хватит и 500 тонн топлива. А все остальное – избыток, излишек – фактически товар. А значит, платите за него полную пошлину. И при этом работники фискального ведомства (дело происходит четыре года спустя после совершения этой морской операции) вдруг начинают требовать оплаты таможенных пошлин с припасов как за груз, ссылаясь при этом на норму, не подлежащую применению. Речь идет о попытке таможни увеличить собираемость таможенных сборов задним числом, да еще и с применением нормы, не имеющей юридической силы — специального приложения J к Киотской конвенции! Такая нормотворческая «самодеятельность» таможенных органов оборачивается бесчисленными проверками, которым подвергаются компании-бункеровщики, – ООО «СК «Павино»», ООО «Нико Бункер», ООО «Агротэк-ТМ», ООО «НК «Союз Петролеум» и др. При этом арбитражные суды, как будто не замечая ошибочное применение Верховным судом РФ «неработающей» международной нормы, конечно же, выносят решение против бизнеса. А не против государства.

Немудрено, что в послании от судоходной компании «Павино» в адрес руководства приморской краевой организации «ОПОРА РОССИИ», в котором приведена изложенная выше аргументация, делается и адекватный вывод: таможенный произвол, основанный на ошибочных выводах судейских инстанций, ни в коей мере не способствует привлекательности региона, ухудшает инвестиционный климат, негативно влияет на развитие предпринимательства в регионе, даже может привести к банкротству многих компаний, чья деятельность так или иначе связана со сферой бункеровки. Банкротство – это и утрата рабочих мест, и неуплата налогов, и в общем плохо показатель для региона.  Это как раз тот случай, когда в Приморье много говорят о развитии ТОРов и проектов свободного порта Владивосток, но на деле  происходит то, что происходит.

Судоходная компания «Павино» неоднократно пыталась отстаивать свои права в спорах с таможенными органами, которые настаивали на необходимости взимания таможенных платежей за топочный мазут, предназначенный для заходивших в порт Восточный судов в качестве «припасов, используемых для нужд судна».  В качестве оппонентов выступала не только Находкинская таможня, но и Центральная энергетическая таможня (ЦЭТ, расположена в Москве), поскольку вопрос о таможенных платежах за топливо находится в ее ведении. Таможенные органы стремились в ходе судебных процессов доказать, что практика ООО «Судоходная компания «Павино»» основана на нарушениях норм Киотской конвенции, а потому компания обязана уплачивать таможенные платежи за топочный мазут для судов, совершающих заходы в порт Восточный. Рассматривая спор компании с ЦЭТ, Московский арбитражный суд прямо указал на свою позицию, поддерживающую позиции иных судов и базирующуюся на тех выводах, о которых ранее шла речь как об основанных на неприменимых в правоприменительной практике. По сути, этот суд подтвердил, что таможне дано право определять, чего и сколько нужно для судна для обеспечения его функционирования.

Даже обращение судоходной компании «Павино» к председателю Верховного суда РФ не нашло поддержки: раз решение вынесено – оно пересмотрено быть не может. Видимо, по этой самой причине (как видим, возведенной в некий абсолют практики) однажды вынесенное решение, даже с нарушением действующего законодательства, приобретает такие незыблемо-нелепые формы. Складывается впечатление, что, воодушевившись судебной ошибкой, таможенные органы пытаются всеми возможными незаконными способами установить свои собственные количественные ограничения на припасы и в оперативном порядке незаконно взыскать максимальное количество таможенных пошлин.

А то, что бизнес может не только понести потери, а просто «умереть»  —  так кого это, похоже, интересует? Наверное, получить максимум таможенных сборов прямо сейчас – куда как выгоднее, чем думать об эфемерном «завтра».  При этом ключевым словом является «незаконно», поскольку действующий ТК ТС, а именно п. 4 ст. 363, предусматривает, что «решением комиссии Таможенного союза могут определяться количественные нормы припасов». И такое решение о количественных нормах бункерного топлива принято ЕЭК 1 ноября 2016 г. и 2 декабря 2016 года уже вступает в законную силу. Вот только закон не имеет обратной силы, а до его вступления действует сложившаяся правоприменительная практика, то есть, по сути, практика применения нератифицированного международного договора.

Конечно, хочется верить, что и Верховный суд РФ, и нижестоящие арбитражные суды живут не одним днем… И вступление в силу решения ЕЭК № 121 о количественных нормах бункерного топлива остановит порочную практику таможни «кошмарить» бизнес.

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Loading...