КУРСЫ ВАЛЮТ
  • $ 63.6807 Доллар США
  • 67.6162 Евро
  • ¥ 55.7258 Японская иена
  • 54.4338 Корейская вона
  • Y 92.3618 Китайский юань
Главная » Здоровье » Максим Артамонов: «Работу в психиатрии я могу назвать высокоинтеллектуальной»

Получай новости от PRIMPRESS.RU

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Фото: Татьяна Меель

Максим Артамонов: «Работу в психиатрии я могу назвать высокоинтеллектуальной»

Главврач психиатрической больницы Владивостока рассказал о тонкостях работы и своих пациентах

Все мы сумасшедшие, а окружающий нас мир – дурдом – с этой известной присказкой не согласен главный врач Приморской краевой клинической психиатрической лечебницы. Руководитель почти легендарного учреждения на Шепеткова Михаил Николаевич Артамонов как никто другой знает о том, что такое «дурдом». О том, как сильно преувеличивает молва особенности работы с пациентами этого учреждения, он рассказал в интервью корр. PRIMPRESS.

- Максим Николаевич, почему вы выбрали именно эту профессию? Чем работа психотерапевта отличается от деятельности другого врача?

- Мне просто очень понравился курс психиатрии, на который я попал во время обучения в медуниверситете. К тому же с первых курсов уделял много значения общественным наукам, таким как философия. Мне всегда было интересно все, что связанно с человеком, его бытием, основами нашей жизни и разумом.

Долгое время я работал в наркологии,  заведовал наркологическим диспансером. Позже создал и возглавил детскую психиатрическую больницу. Медучреждение на Шепеткова я возглавляю вот уже как полтора года.

Работу в психиатрии я могу назвать высокоинтеллектуальной: мы изучаем человека, особенности его мышления, то, как он говорит, чем мотивирует свои действия. Для того  чтобы понять структуру заболевания  пациента, следует вывести его на откровенный разговор. А разобраться в мыслях  человека может только очень эрудированный и многосторонне развитый специалист. У нас даже есть такая шутка: психиатрия – последний рубеж медицины, после нас – только к патологоанатому.  Ведь множество больных страдают от психосоматики и даже не догадываются, что их проблема на самом деле у них в голове, и только. 

- Расскажите об истории краевой клинической психиатрической больницы. Всегда ли здание, расположенное по ул. Шепеткова, 14, являлось лечебным заведением именно такой направленности?

- Это здание уже 40 лет функционирует как психбольница. Объект  был построен в 1941 году специально под эвакуационный госпиталь. Позже его даже хотели снести, но потом решили перепрофилировать. В прошлом лечебница для душевнобольных во Владивостоке располагалась на Второй Речке, но ее снесли как аварийную, и медицинское учреждение было перенесено сюда, на Шепеткова.

- Владивосток – необычный город.  Здесь буквально бешеный ритм жизни, огромное количество машин, пробки, местами агрессия. Как вы оцениваете психическое состояние жителей столицы Приморья?

- В этом плане мы ничем не отличаемся от жителей других регионов России. Да, хочу заметить, что в последнее время отмечен стабильный рост психиатрических заболеваний, но до какой-то катастрофической цифры и даже эпидемии пока далеко.

Многие утверждают, что раньше было меньше агрессии. Это не совсем так, просто в наши дни имеется Интернет, соцсети, СМИ, и все это тщательно тиражируется.

Что касается проявлений агрессии, тут все зависит от воспитания  и от среды, в которой человек рос. Все мы очень разные,  поэтому порой просто не в состоянии друг друга понять и услышать.

Например, подростковая агрессия, про которую сейчас много говорят. Молодежь очень дорожит тем, что находится в своем «стаде», и боится отличаться от толпы. А всю эту агрессию они приносят с улиц. Те же, кто не боится выбиться из общей массы, имеют свой стержень, настоящий характер, они-то и будут в будущем представлять из себя что-то стоящее.

- Влияет ли экономическая, политическая ситуация в стране на психическое здоровье наших граждан?

- Санкции, снижение цен на нефть, общая кризисная ситуация в стране – это влияет напрямую, конечно, далеко не на всех людей, но общая удручающая обстановка делает всех нервными и взвинченными и вызывает ощущение тревоги и страха.

Многие сегодня утверждают, что психические заболевания провоцируются просмотром фильмов ужасов, компьютерными играми и Интернетом. На самом же деле если бы врачи знали все истинные причины, то занимались бы лишь профилактикой и в природе не было бы душевнобольных людей.

- То есть точно назвать бич современного общества, причину, из-за которой люди сходят с ума, врачи не могут?

- Все случаи индивидуальны. Зачастую у больного по непонятным причинам начинаются галлюцинации, нарушаются мыслительные процессы.  Но есть причины, которые мы можем установить. Они действуют как спусковой крючок, в результате которого с человеком происходят изменения. В первую очередь это алкоголь и наркотики.

Хочу отметить, что один из основных признаков психиатрического заболевания – отсутствие критики. Не зря говорят, что сумасшедшие никогда себя таковыми не считают.

Также около 30% всех заболеваний могут проходить бессимптомно, если вовремя оказать грамотную медицинскую помощь. Никто даже не подумает, что у такого человека проблемы с психикой.

- Говорят, что все мы сумасшедшие, а весь окружающий нас мир - дурдом. Как вы думаете, это так?

- Я думаю, что все мы разные: холерики, сангвиники, меланхолики и так далее. Когда человек проявляет свои эмоции, это говорит о том, что он живой. И порой это лучше, чем полное отсутствие каких-то проявлений, как это бывает у людей, находящихся в глубокой депрессии, которые и с кровати встать не могут от ощущения безысходности. Отсутствие чувств и эмоций мы называем «эмоциональная выхолощенность», и зачастую это признак сам по себе является симптомом какого-либо заболевания. Нельзя подавлять все свои эмоции, они должны быть у человека, пусть и негативные.

- Расскажите о курьезных случаях в вашей практике. Много ли наполеонов, гитлеров и прочих анекдотических персонажей вы встречали?  

- Мы каждый день встречаем огромное количество самых разных пациентов. Для нас это в первую очередь больные люди, и мы не видим смысла относиться к их проблеме как к курьезному или забавному случаю. Это просто некорректно, а врачам вообще некогда веселиться по этому поводу. Наполеонов в своей практике я не встречал, только в анекдотах.

- Среди арт-направлений есть такое понятие «искусство душевнобольных».   В некоторых специализированных медицинских учреждениях даже можно приобрести картину, написанную таким пациентом. Как вы к этому относитесь?

- Мы активно практикуем арт-терапию, которая представляет собой живопись, лепку и другие виды визуальных искусств. Это отличный метод лечения, ведь таким образом больной погружается в совсем другой мир, подальше от своих тревожных переживаний. Не так давно наши пациенты вместе с художниками и волонтерами разукрашивали бетонный забор. Это был замечательный опыт для всех нас.

- Что можно назвать полезным для нашего душевного здоровья?

- Занятия спортом и увлечение искусством. Иногда от осенней хандры можно избавиться, выпив рюмочку коньяку. Если человек все время хандрит, то, скорее всего, ему просто нужно заняться чем-то полезным, а не сидеть без дела сложа руки.

- Как из толпы выделить душевнобольного человека?

- Обычно такие люди ничем от всех нас не отличаются. По крайней мере, пока не заговорят. А вообще, у них имеется интересная особенность – они очень медленно стареют, и никто не знает, почему так происходит. Американские ученые пытаются в этом разобраться и докопаться до истины. Даже помню, когда я был клиническим ординатором в 1986 году,  все пациенты, которые там лежали, за 30 лет почти не поменялись внешне.

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Loading...