Александр Тагильцев: «Ювелиры будут востребованы, пока серьги и кольца не научатся печатать на 3D-принтере»

31 января 2019, 10:45

Фото: Юлия Пивненко
Фото: Юлия Пивненко | Александр Тагильцев: «Ювелиры будут востребованы, пока серьги и кольца не научатся печатать на 3D-принтере»

31 января – Международный день ювелира. Говорят, благородное ремесло оказалось под угрозой с появлением 3D-принтеров, которые печатают уже целые дома. Но это далеко не так, убеждает Александр Тагильцев, ювелир. Профессия трансформировалась, частично ушла в цифровой формат, но осталась неизменной в своих главных принципах – эксклюзивность и полет творческой мысли. Пока новые технологии только помогают человеку.

- Александр, многим обывателям ваша профессия кажется загадочной. Как люди вообще становятся ювелирами? Где этому учат?

– У меня, например, начальное художественное образование и профильное высшее. Еще с середины 2000-х я увлекся 3D-моделированием. Когда выбирал, в какой вуз поступить, узнал, что есть специальность «технология художественной обработки материалов» (и сегодня ей обучают в ДВФУ). Поступил, на старших курсах подрабатывал по профилю, затем работал в одной крупной компании, которая занималась изготовлением ювелирных изделий, а потом уже открыл собственное дело.

- Специальность явно не для широкого круга. Кем вообще может устроиться такой технолог? Не все же становятся ювелирами.

– Он может работать с керамикой, металлом, стеклом, деревом. Да хоть на том же заводе. Диплом инженера-технолога открывает немало возможностей, на самом деле вы приобретаете широкий спектр знаний, но в основном такая работа подразумевает мелкосерийное производство в «студийном» формате – это может быть мастерская деревообработки или художественной ковки. Каждый сам выбирает, к какому материалу у него лежит душа.

- Одна владелица ювелирного салона во Владивостоке поделилась следующей точкой зрения: «Профессия ювелира вымирает, человека замещают машины». Помните историю – «восстание ткачей», когда в Англии рабочие крушили ткацкие станки? Уместно ли это сравнение в вашей сфере деятельности?

– Не соглашусь. Профессия ювелира связана с изготовлением вещей, которых вы не найдете в широкой продаже, желанием получить что-то свое, эксклюзивное, в штучном экземпляре. Плюс, опять-таки, это не только изготовление, это еще обслуживание и ремонт, в котором украшения нуждаются так же, как наши автомобили. Ювелир чистит, ремонтирует и обслуживает изделие. По крайней мере, лет 50-60 эта профессия будет востребована точно – до тех пор, пока с развитием технологий у вас не появится возможность собственноручно печатать серьги и кольца на 3D-принтере.

- А это реально? Наука уже близка к такому раскладу?

– Теоретически реально. Практически – для этого нужно обладать серьезными знаниями и большим опытом. Но самое главное, оборудование и его обслуживание стоят денег, «космических» для широкого обывателя – счет идет на десятки и сотни тысяч долларов, даже мы, профессионалы, не можем позволить себе принтеры, которые печатают из металла, плюс расходники к ним очень дорогие. Так что ближайшие несколько десятилетий машина не заменит человека точно, ведь пока она только инструмент в руках мастера.

- А вы для чего используете 3D-печать?

– Мы ее используем, но не часто. Можно, конечно, в 3D-принтере вырастить восковую модель, но мы с этой целью применяем фрезерование на станках с ЧПУ. То есть сначала выполняется трехмерная компьютерная модель, которую потом фрезер вырезает из специального ювелирного воска, и далее она отдается в литье, превращаясь в металл с такой же геометрией, формами, фактурами и всем остальным, как и на экране компьютера.

- Стесняюсь спросить, а как же раньше ювелиры справлялись без 3D-моделирования и вообще без компьютеров?

– Все делалось вручную. Причем современный модельный воск появился относительно недавно, пару десятилетий назад, а до этого изделие, как правило, собиралось из металлических деталей, и было это очень неудобно – переделывать, модернизировать, показывать заказчику перед изготовлением, примерять размеры, вычислять вес, если, например, его нужно уложить именно в три грамма. Сегодня все это можно сделать при помощи 3D-моделирования, даже не изготавливая заказ в металле.

- А если я ювелир, мне 75 лет и с компьютером я, мягко говоря, на вы, что мне делать? Уходить с рынка?

– Зачем уходить? Работайте по старинке либо, как многие, используйте аутсорсинг – «восковку» заказывают у специалистов, где-нибудь в специализированной дизайн-студии или же у нас, ближайших конкурентов, а потом работают с ней сами.

- Широкая мода на бижутерию и кэжуал-стиль, не подразумевающий бриллиантовых гарнитуров, угрожает вашему бизнесу? Спрос падает?

– Спрос в нашей отрасли стабильный. Кто-то носит бижутерию, кто-то – бижутерию и ювелирные изделия, кто-то не признает ничего, кроме золота, а кому-то нравится, например, золото только белое или красное. Хотя кризис сказывается, и с 2014 г. ситуация несколько ухудшилась, у нас всегда есть потенциальный заказчик, который очень неравнодушен к драгоценным металлам, любит обновлять свой ювелирный гардероб, выглядеть модно и современно.

- «Обновить свой ювелирный гардероб» – вот как, значит, это называется.

– Именно. Например, сейчас я работаю над гарнитуром для одной заказчицы, которая принесла старомодные серьги и кольцо, чтобы извлеченные из них бриллианты и золото использовать в новом гарнитуре с модным дизайном.

- Какие тренды диктует ювелирная мода? Сочетание несочетаемого?

– Из-за того, что рынок пошатнулся после 2014 года и работы у нас немножко поубавилось (но это везде так), можно говорить о тенденции к легковесности и воздушности, чтобы изделие выглядело очень красиво, очень модно и стильно, ведь материалы подорожали, а покупательная способность практически у всех так или иначе уменьшилась. Но, с другой стороны, требования к качеству ювелирных изделий, изготовленных на заказ, серьезно выросли за последние 10-20 лет. И вот мы балансируем между тем, чтобы сделать изделие очень качественным и в то же время доступным для среднего заказчика – красивым и легким, потому что большая разница – потратить на кольцо 10 или 20 граммов золота.

Если говорить о «сочетании несочетаемого», комбинаторика сегодня в моде – комбинируют металл с деревом, металл с пластиком, с керамикой. Золото и дерево – тоже нынче достаточно популярный «дуэт».

- А насколько это практично? Долго ли прослужит такое украшение?

– Смотря какое дерево. Черное или красное, например, достаточно долговечное, в основном из него делают различные вставки, но, опять же, если это кольцо, оно больше подвержено износу по сравнению, например, с подвеской. Нужно обладать определенными знаниями, чтобы «подружить» материалы – этому и учат в университете.

- Мода на знаки зодиака еще сохраняется?

– Знаки зодиака сейчас из моды вышли. Много заказывают славянской тематики – солнцеворот, религиозную символику, что-нибудь этническое. Очень популярны православные кресты в разных вариациях.

- Двуглавый орел, корона Российской империи?

– Как раз такие символы, как корона и двуглавый орел, заказывают очень редко, и в основном люди старшего поколения. Хотя, бывало, и «Путина» просили. Кельты, викинги, Сталин, Путин – патриотический набор.

- Почему нужно идти в ювелирную мастерскую, а не в магазин?

– Что такое любой розничный магазин? Это минимум три продавца, площадь от 50 м2, это высокая стоимость аренды, НДС и другие расходы ритейлера, который сам не производит ювелирные изделия, не занимается их ремонтом – он их покупает по оптовой цене. Ведь почему еще профессия ювелира не «выйдет из моды»? Потому что у нас есть свои преимущества, и если работа правильная, по технологии, то изделие на заказ всегда качественнее, чем то, которое продается в магазине. Там вам предлагают серийное производство, штамповку, когда делают одну такую модельку, загоняют ее в специальную пресс-форму, где меняется геометрия, еще что-то сглаживается, теряются какие-то грани (наметанный глаз профессионала различит), а мы сохраняем геометрию абсолютно такой, какой ее моделируем, с точностью до десятой-сотой доли миллиметра, делаем изделия под размер заказчика с точностью до четверти размера, рассчитываем пропорции. Плюс гарантия качества всегда есть у хорошего ювелира.

- Как распознать некачественное изделие? Много их вообще на рынке?

– Обычно (как, впрочем, и в любой отрасли) некачественно все, что стоит подозрительно дешево. И если такое изделие от качественного обыватель, как правило, сможет отличить, то с материалами (особенно с камнями) дела обстоят иначе: некоторые розничные сети грешат «суперпредложениями» колец с бриллиантами за 3999 рублей, при этом умалчивая о том, что бриллианты в таком кольце обычно самого низкого качества. Также часто люди привозят из-за рубежа камни, купленные там «очень выгодно», а потом оказывается, что под видом сапфира скрывается самый обычный синий фианит.

- Правда ли, что сейчас ювелирные производства выносят в Китай?

– Это действительно так. В Китае тиражировать изделия выгоднее. А к нам очень часто приезжают безликие полуфабрикаты, в которые уже здесь вставляют камни и ставят пробу, после чего они попадают на прилавки.

- Наверное, цифровая эпоха порождает и промышленный шпионаж, когда конкуренты охотятся за 3D-моделями друг друга?

– Конечно, создать 3D-модель – это тоже работа, и немалая, учитывая, что она занимает от пары часов до нескольких дней, требует таланта и знаний, но обычно таким шпионажем занимаются те, кто делает копии брендов. Соответственно, нужна оригинальная 3D-модель, чтобы на ее основе делать какие-то реплики. Промышленный шпионаж существует в любой отрасли, наша не исключение.

- А я могу заказать копию какого-нибудь браслета модного ювелирного дома и получить точно такую, но «с фиолетовыми пуговицами», чтобы «постить» убедительные фото в «Инстаграме»?

– Был у нас именно такой заказ – повторить изделие одного известного ювелирного дома. Женщине супруг подарил большую – 8 см, очень дорогую и редкую подвеску, она ее потеряла, но не хотела, чтобы он об этом узнал. Обратилась к нам. На основе имеющейся информации мы изготовили полную копию этой подвески из таких же материалов, что и оригинал. Получилось один в один, так как сохранилась хорошая фотография и не составило труда найти фото с разных ракурсов в Интернете. Муж подмены не заметил.

- История про трех мушкетеров, но мужья порой и не такое не замечают. Есть же причины, по которым бренд стоит в разы дороже.

– Потому что это имя, реклама, наценка торговой сети, высокие налоги, «растаможка» и так далее. Известные ювелирные дома в принципе пользуются той же технологией, что и мы, только масштабы у них другие. Кстати, чем еще хорошо 3D-моделирование: оно позволяет, допустим, если вы поехали в отпуск и потеряли в море кольцо, изготовленное на заказ, поднять файл – сохраненную 3D-модель этого кольца – и сделать точно такое же. Или, если потерялась одна серьга из двух, таким образом можно восстановить и ее. Хранение 3D-файлов – приятный бонус, ведь раньше, чтобы изготовить точно такое же кольцо, его делали заново, с нуля.

- Подождите… Но это означает, что не осталось ничего уникального под этим солнцем. Что все можно повторить, клонировать… Прискорбный факт, разве не так?

– В широком смысле, конечно, наука торжествует. Но хороший мастер следует политике конфиденциальности и никогда не повторит с новым заказчиком такое же изделие, потому что платят именно за уникальность. Это как врачебная тайна. Бывает, человек увидел у знакомого колечко или запонку, например, и спрашивает, можно ли сделать «дубль два». Если изделие серийное и продается в рознице – конечно, сделаем. А вот если это наш эксклюзив, обязательно что-то поменяем – геометрию, размер, узор. Ведь именно за эксклюзивностью идут к ювелиру, поэтому наши заказчики и клиенты ювелирных магазинов – люди немножко разные, с разной мотивацией. И тем интереснее делать свою работу, браться за самые сложные заказы. Это – настоящее творчество.

PRIMPRESS рекомендует:

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Марьяна 4 месяца назад
Это не правда что в магазинах одна штамповка там можно купить сразу то что качественное и красивое, а не заказывать кота в мешке. Был у меня опят с ювелирами
Новости партнеров

Интервью