Подругу Мамаева и Кокорина нашли во Владивостоке: она страдает амнезией

Загадочная барышня ранее «всплыла» в скандальной потасовке
27 апреля 2019, 03:30

Фото: НТВ
Фото: НТВ | Подругу Мамаева и Кокорина нашли во Владивостоке: она страдает амнезией

Очередное судебное заседание по делу о драках с участием футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина началось с допроса свидетеля Алены Шинкаревой. Допрос проводился по видеосвязи, ведь Шинкарева находится во Владивостоке и пришла для дачи показаний в местный суд, сообщает PRIMPRESS со ссылкой на «МК».

Девушка сообщила, что трудится стажером в риелторской конторе. А еще она модель и во время драк была в компании спортсменов. Из-за качества связи каждый вопрос приходилось повторять два-три раза.

- Расскажите о событиях 8 октября 2018 года, с кем и когда вы прибыли в клуб? - попросила прокурор.

– В клуб я пришла с двумя подругами. Мы отдыхали, потом оказались в общей компании. Одна из подруг уехала до драки.

- Фамилию второй, которая осталась, можете назвать?

– Я ее фамилию не знаю. Только имя, Вика.

- Что дальше было?

– Стало скучно, мы решили уехать. Направились в «Эгоист». В машине ехал Кирилл Кокорин и еще кто-то, не помню уже.

- Сколько человек туда поехало?

– Очень много народу, большая компания.

- Ну сколько? 10, 20, 50?

– Человек 10.

– Во сколько вы приехали в клуб «Эгоист»?

– Часа три ночи было. Мы там отдыхали, потом решили поехать куда-нибудь поесть.

– А Александр Кокорин, Павел Мамаев с вами были?

– Да.

– А Протасовицкий?

- Я не помню, кто это.

- Вы в клубе употребляли алкоголь или среди вас трезвенники были?

– Я не помню.

- Что происходило потом?

– Прибежала темная девушка и сказала, что Александра назвали петухом. Мы все стали это обсуждать, мол, как так?! И все пошли на улицу.

По словам свидетельницы, рядом с клубом стоял белый «Мерседес». Попутчики модели-риелтора подошли к автомобилю и стали на словах разбираться с водителем Соловчуком. В дискуссии участвовали Кокорин-старший и Мамаев.

- Что они спрашивали у водителя? - спросила гособвинитель.

– Говорил он такое или нет.

– А он что ответил?

– Этого не помню. Но он замахнулся на Павла. Но я не помню, о чем они говорили.

– А я вас об этом и не спрашиваю! Я прошу описать алгоритм действий, которые происходили у вас на глазах. Рассказывайте, Алена Руслановна! - не сдавалась прокурор.

– Да я не помню! Прошло полгода. Я ж не прокручиваю это в голове каждый день, – вышла из себя свидетель.

– А Мамаев брал за подбородок водителя? Вы это помните, не помните? Говорите в микрофон, пожалуйста.

– Я помню, что водитель замахнулся, потом Павел замахнулся. И пошло-поехало.

– Что в вашем понимании «пошло-поехало»? Я вас внимательно слушаю, – продолжила прессинг гособвинитель.

– Можно мне минуту?

– Да хоть две.

– Водитель просто шел, ребята за ним бежали. Он же на них замахнулся.

– Я правильно вас понимаю, что водитель просто спокойно идет, а они за ним бегут? Смысл в этом какой, объясните мне!

– Сдачи дать, любой нормальный человек будет себя защищать, – мнется модель.

– Далеко успел уйти водитель спокойным шагом?

– Метров 150-200.

– Они его догнали в итоге?

– Да, догнали. Началась драка. Я в этот момент стояла возле машины. Смотрела на них. Но у меня зрение плохое. Я даже на вас смотрю и не вижу.

– Да это неудивительно, по видео-конференц-связи. У меня хорошее зрение, но я вас тоже плохо вижу, – успокоила девушку прокурор.

– Я помню, что мальчик в белой толстовке, кажется, это был Кирилл, то ли на водителя замахнулся, то ли толкнул. Потом Кирилл упал. Кто-то кого-то оттаскивал, чтобы драка закончилась.

– В итоге водитель упал?

– Да, по-моему, он упал.

– В тот момент возле него сколько людей находилось?

– Примерно человек пять, – вспоминает Алена.

– У вас на глазах каждый день человека избивают, что вы не можете вспомнить такие моменты? – недоумевала прокурор.

– Ну, просто была заваруха. Я не буду сочинять. Там что-то происходило, но что там было, я не буду придумывать.

Монотонность допроса решил разбавить адвокат Ромашов. Защитник буквально взвился из-за вопросов гособвинителя.

– Ваша честь, прошу снять вопрос прокурора! Она ориентирует свидетеля на готовые ответы! – негодует адвокат Ромашов.

– О вашей ориентации я выскажусь в прениях, как вы свидетелей ориентируете, – не поворачивая головы к Ромашову, бросила гособвинитель.

Далее последовала серия вопросов о состоянии Соловчука.

– У него была кровь на лице, на теле вроде бы. Кто-то из ребят проводил его до машины. Не помню, кто именно.

– Когда вы увидели водителя в крови, как он себя вел?

– Наверное, кровь вытирал. Но это логический вывод, я не помню.

– Агрессию он проявлял?

– Я такого не слышала.

Также Алена не вспомнила, сам Соловчук сел в «Мерседес» или ему помогли. Бил ли Соловчука Протасовицкий, свидетель тоже не помнит. А вот удары по машине вроде бы кто-то наносил.

Затем прокурор перешла к допросу свидетеля по эпизоду в «Кофемании». Правда, у девушки снова случился провал в памяти. Она не вспомнила, на какой машине ехала и вызывал ли кто-то из компании такси или заказывал услугу «трезвый водитель».

– Где в «Кофемании» расположились, помните?

– Прямо и налево, если вам это о чем-то скажет. Просто зашли и сели за большой стол. За первый, который увидели. Мы завтракали. Кто-то ел, кто-то кофе пил. Я не помню, кто что пил. Я, по-моему, пила кофе. Кто-то воду. Все по-разному.

– В «Кофемании» музыка играла?

– Да я не помню! - возмутилась свидетель.

– Кто-нибудь из вашей компании нецензурно выражался? На повышенных тонах разговаривали? Шумели, кричали?

– Не помню.

Алена пояснила причину своих смутных воспоминаний. Она жутко хотела спать и в кафе сидела совсем сонная.

– По-моему человека, который там сидел, стали сравнивать с корейским артистом. Кто именно это стал делать, не помню. Потом от этого человека прилетело нехорошее слово, ругательство.

– А не вашу ли куртку швырял Мамаев? Не ваш ли телефон он швырял за соседние столы? – попыталась вытащить воспоминания из забывчивого свидетеля гособвинитель.

В ответ девушка только выдавала междометия или отвечала, что ничего не помнит. В какой момент появился в «Кофемании» Денис Пак, тоже не помнит. Один или нет был чиновник – опять провал. Какое именно слово сказал Пак – не помнит. Но в памяти отложилось, что это был именно мат.

– Дальше что происходит?

– Кто-то из ребят встал, подошел к нему, чтобы поговорить. У меня в памяти отпечатался момент, когда вокруг него уже много людей и он тоже стоит.

– Его кто-то стулом бил? Человека, который стоял?

– Я помню, что что-то куда-то летело, но чтобы стулом...

– Как именно вы это слышали?

– Стук, грохот.

– По-вашему, это звук полета? – недоумевает прокурор.

– Ну, повышенные тона, грохот.

После этого судья объявила перерыв по просьбе Павла Мамаева.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Аноним 5 месяцев назад
петухов на вертель...
Новости партнеров

Новости (Общество)