Продюсер Бурлаков: «Я остаюсь владивостокцем. И в душе, и по паспорту»

Создатель проектов «Мумий Тролль» и «Земфира» рассказал о том, почему Владивосток с 90-х так и не выдал на российскую сцену «больших» музыкантов
9 июня 2016, 17:17
Ольга Шипилова

 | Продюсер Бурлаков: «Я остаюсь владивостокцем. И в душе, и по паспорту»

Леонид Бурлаков, российский музыкальный продюсер, создавший такие известные проекты, как «Мумий Тролль», «Земфира», «Братья Грим», создатель звукозаписывающего лейбла «Утекай Звукозапись», - приморец. Здесь он родился и вырос, получил образование в ДВВИМУ на судоводительском факультете, недолго работал по профессии. В разные годы был организатором дискотек во Владивостоке, работал на Приморском телевидении и, в общем, жил вполне такой приморской жизнью.

Сегодня Леонид живет в Москве и является художественным директором исполнителя Mike Glebow, преподавателем курса «Экономика в шоу-бизнесе» на факультете менеджмента в музыкальной индустрии в Государственном университете управления. Между тем он по сей день имеет владивостокскую прописку. О большом мире шоу-бизнеса, рока и музыки Леонид рассказал нам в интервью.

- Я остаюсь владивостокцем. И в душе, и по паспорту. Как будто я, будучи моряком, просто ушел в длительный рейс. А когда окончу жизненный путь, лежать буду на Морском кладбище. Уверен. А громких заявлений вроде «А вот приеду во Владивосток и снова стану жить здесь» не делаю. Доволен и тем, что в 2012 году удалось своих детей привезти в Приморье, показать им столицу края.

- Почему же не приедете? Если все-таки душой здесь?

- Владивосток – место для временного проживания. У него, видимо, такая судьба: город был заложен как форпост, им и остается. Наши предки пришли сюда с запада когда-то, а через несколько поколений потомки возвращаются — на запад. Например, мой первый дед прибыл в Приморье из Питера, второй — из Винницы. А старший сын уже обрел себя в Европе... Но, полагаю, лет через сто Бурлаковы снова будут жить во Владивостоке. История циклична. Я же стараюсь быть неотрывно вместе с Приморьем, в частности, отслеживаю развитие музыкальной сферы здесь, нахожусь в постоянном контакте с молодыми музыкантами.

- И много ли начинающих музыкантов из нашего региона знаете?

- Немало, так как буквально ежедневно из Приморья мне как продюсеру приходят электронные письма, демозаписи. Наиболее деятельна музыкальная молодежь из Владивостока и Находки.

 - В 90-е годы Владивосток имел бурную рок-музыкальную жизнь и подарил миру «Мумий Тролль». По каким причинам не повторилось больше музыкальных чудес?

- С тех пор многие приморские музыканты пытаются повторить собой именно МТ. А это изначально проигрышный путь. Но молодые музыканты никак не могут этого понять, как и раскрыть собственную индивидуальность. Другая проблема – небрежное отношение к репетициям. Чтобы состояться творчески, необходимо пахать на репетициях каждый день, по 5-6 часов. Это верный способ встать на путь успеха, придуманный не нами. Встал в семь утра, сделал пробежку - и репетировать весь день! Многие же  побренчат пару раз в неделю и пребывают в иллюзиях завышенного самомнения. Вот когда я отправился в Лондон к Илье Лагутенко записывать альбом «Морская», практически все музыканты, кроме него, были британскими. А в британской музыкальной рок- и поп-среде в принципе невозможен выход на аудиторию с плохим качеством, не отработанной в больших трудах игрой. Потому настоящий коммерческий успех «Морской» не заставил себя ждать.

- Уже в третий раз во Владивостоке собираются проводить фестиваль V-Rox с легкой руки Ильи Лагутенко. Не хотели бы вы на этой почве снова воссоединиться с тем, с кем вместе когда-то стали явлениями российского шоу-бизнеса?

- Фестиваль – это хорошо. Однако он прошел уже дважды, а сколько-нибудь серьезных результатов, приведших к появлению новых звезд, не дал. Не приглашаются на V-Rox как отечественные, так и молодые зарубежные музыканты, которые гарантированно могли бы всколыхнуть публику, запустить свежую струю в музыкальном потоке. Просто дальневосточная тема сейчас бужируется на высшем уровне, вот некоторые и ловят тренд. Видимо, это очередное освоение бюджетных средств, и не более того. На данном фестивале не стоит твердой задачи выявить перлы и вывести их на высокий уровень шоу-бизнеса. Да и невозможно, чтобы уже утратившая былой пыл легенда сцены искренне помогла зажечься молодой, полной энергии: опыта с Земфирой, видимо, хватило в данном случае.

- Некоторые музыканты из Приморья сетуют на то, что москвичи монополизировали радиоэфир, не давая развиваться региональным талантам. Согласны?

- Пусть лучше приморские творцы учатся писать достойные тексты и музыку и много работать над вокалом и игрой. Тогда и времени на рассуждения о московской монополии не останется.

- Правда ли, что ваше новое детище – даже не группа, а... настольная игра?

- «Стереотопия»! Именно с ней я и намерен познакомить приморцев в сентябре. Игра включает все этапы психологического и финансового развития артиста, пока тот не достигнет уровня «легенды». Первые записи, концерты, медиа, гастроли, может, и заграничная карьера, а то и звездная болезнь. В общем, все тонкости работы музыкальной индустрии в одной настольной игре: для кого-то отдых, для кого-то – ответы на вопросы. Идея создания «Стереотопии» пришла ко мне, когда один из сыновей стал интересоваться, в чем суть моей работы.

- Еще несколько лет назад вас можно было назвать приморским CD-королем, но ваша сеть специализированных магазинов здесь больше не существует. Окончательно ли торговля музыкой на дисках канула в Лету?

- Уже было такое, что винил, например, отжил свое. Но он возвращается в нашу жизнь. Только теперь не как массовый носитель звука, а этакий элитарный, для тех, кто уже достиг в жизни достаточного благополучия и может себе позволить, во-первых, купить аппаратуру и пластинки, а во-вторых, потратить не менее пары часов в день, чтобы поставить виниловый диск на проигрыватель. Послушать одну сторону, подойти перевернуть его и послушать вторую. Думаю, лет через 20 вы будете гоняться и за коллекционными CD. Кстати, моя коллекция насчитывает порядка 3000 дисков с лучшей музыкой планеты. Есть что детям передать в наследство.

- Вы преподаете студентам специфическую дисциплину – «Экономика в шоу-бизнесе». Замечаете ли плоды своей лекторской деятельности?

- С годами все больше сталкиваюсь с бывшими студентами, которым открыл в свое время новые горизонты и которые теперь занимают положение в издательствах, на студиях и т. п. Это порой значительно облегчает мое деловое взаимодействие с разными организациями, где работают слушатели моего курса, с которыми мы на одной волне.

- Как и многие парни из Приморья, в свое время вы учились в ДВВИМУ и даже ходили в моря. Такой фарватер вроде бы далек от шоу-бизнеса...

- Без опыта, в какой-то мере полувоенного, полученного в ДВВИМУ, я бы так и остался «золотым мальчиком», организующим дискотеки.

- По каким местам во Владивостоке пройдетесь в первую очередь, когда снова приедете?

- Непременно зайду в школу № 9 с китайским уклоном, где я учился, прогуляюсь на 36-й причал, в доме у которого прожил 11 лет, на Спортивную набережную – там я проводил самые яркие дискотеки ровно 30 лет назад. Помню, две тысячи танцующих вмещала старая баржа... Жаль, что она в тех временах и застряла, судя по ее виду. Лучше бы вместо безрезультатных рок-фестивалей вложили средства и сделали много таких веселых барж на современном уровне – была бы настоящая «фишка» портового Владивостока.

- Считаете ли вы себя счастливым человеком?

- Счастье увеличивается в размерах по мере рождения детей в семье. У нас их четверо, и не факт, что на достигнутом остановимся. Счастлив и тем, что каждый день из года в год слушаю музыку в среднем пяти новых исполнителей: и работаю, и получаю несказанное удовольствие от этого, такое, что ни с каким искусственным кайфом не сравнить - табак, алкоголь, наркотики прошли в жизни совершенно мимо меня.

Вы отвечаете

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров