Экс-директор ВМТП ответил на публичные обвинения руководства FESCO

Увольнение Заирбека Юсупова вызвало сильное недовольство у докеров
28 октября 2020, 12:15

Фото: KONKURENT.RU
Фото: KONKURENT.RU | Экс-директор ВМТП ответил на публичные обвинения руководства FESCO

Увольнение руководством компании FESCO генерального директора Владивостокского морского торгового порта Заирбека Юсупова вызвало возмущение работников предприятия. Они выразили свое несогласие с таким решением, выйдя на протестную акцию. В итоге докеры закидали касками президента FESCO Аркадия Коростелева и нового руководителя ВМТП Романа Кухарука. Работники порта продолжают поддерживать Заирбека Юсупова, а руководство FESCO выступило в отношении него с публичными обвинениями. Экс-директор порта подробно рассказал о сложившейся ситуации, сообщает PRIMPRESS со ссылкой на «Комсомольскую правду».

- Заирбек Камильевич, на днях вышло интервью президента FESCO, в котором он обвиняет вас в дестабилизации работы порта и массе других «грехов». Как обстоят дела на самом деле?

– Новоявленный «президент FESCO» выдвигает много обвинений, своими словами проявляет неуважение к большому количеству людей – и это не только работники порта. Я хочу на этих обвинениях остановиться подробнее и показать их в истинном свете.

Первое, с чего бы я хотел начать, – это определение, кто и чей ставленник. Все члены совета директоров FESCO, а именно Лейла Рафаэльевна Маммед Заде, Константин Валентинович Кузаков, Шагав Гаджимурадович Гаджиев, Марк Рафаилович Гарбер, Кант Мандал Дэнис Ришиевич, Константин Сергеевич Курланов были приняты на работу и являются ставленниками Зиявудина Магомедова. Некоторые из них сразу после задержания Магомедова спешно уехали из России и больше не возвращались. Я не удивлюсь, если у следствия возникнут вопросы в том числе и к их деятельности.

Эти же ставленники в сентябре 2020 года большинством голосов приняли решение о назначении Коростелева на должность президента FESCO – по его логике он сам ставленник ставленников.

Что касаемо меня, то с 2016 года акционерам не пришла мысль и не появилось желание включить меня в состав совета директоров, в котором была та же Маммед Заде и другие ставленники. Попытки связать меня с Зиявудином Магомедовым делаются умышленно Коростелевым и другими заинтересованными лицами с целью создать мне негативный имидж и таким образом хоть как-то попытаться поднять свой.

- В FESCO утверждают, что докеры вышли на протесты не по своей воле. Аркадий Коростелев считает, что вы «шантажом и угрозами» убедили портовиков на противоправные действия.

– Ко мне лично приходили и продолжают приходить десятки сообщений и писем от работников порта со словами поддержки и просьбами встретиться с коллективом. Конечно, я встречаюсь с людьми и разговариваю. Портовики возмущены текущими действиями, уловкам и противоречиями со стороны FESCO, Коростелева и других.

Вы наверняка видели, сколько людей присоединилось к акции. Можете посмотреть видео моего выступления в порту. Туда пришло около двух тысяч человек. Такое количество людей запугать или заставить делать что-либо невозможно – я много лет руковожу большими коллективами и знаю, о чем говорю. Посмотрите на лица этих людей или поговорите с любым портовиком.

Что касается слов Коростелева, он многое обещает сейчас, многое обещал раньше и пообещает еще – у него нет другого выхода. А у рабочих нет веры его словам. Вы посмотрите на его заявления, за последние две недели они без конца менялись и противоречили друг другу. Сначала он дал интервью, где указал, что докеры встретили его не по-мужски, фактически назвав их «не мужчинами». Потом написал, что протягивает руку дружбы, сразу за этим жестом доброй воли последовали заявления на руководство профсоюза в полицию и прокуратуру, которая, кстати, ничего противозаконного в действиях портовиков не выявила.

Теперь он пишет, что опять открыт к диалогу, при этом закрыл возможность оставлять комментарии на своих страницах в соцсетях. Отказывается вводить санкции против портовиков и тут же безосновательно называет действия руководителя профсоюза ВМТП незаконными. Говорит, что готов заплатить зарплату портовикам, но лишь при определенных условиях. Каким именно словам из этого потока мыслей докеры должны поверить, успокоиться и разойтись?

- Расскажите, почему вас уволили? Еще в феврале этого года вы были переизбраны на новый срок до 2023 года. ВМТП – успешное и финансово устойчивое предприятие. Чем была вызвана такая острая необходимость менять генерального директора?

– Я вам скажу больше, 4 сентября этого года Коростелев писал мне о том, как он высоко оценивает мой профессионализм, огромный личный вклад в успешную работу ВМТП и хочет провести личную встречу, чтобы обсудить дальнейшие шаги по укреплению нашего сотрудничества. А из его последнего интервью следует, что «последняя капля» была еще 3 сентября, – и ссылается на ситуацию, якобы произошедшую с Сахаровым.

Даже при поверхностном взгляде просматривается непоследовательность, он говорит одно – делает другое. Вообще, как он с таким подходом собирается работать руководителем такого уровня?

Успешное предприятие, успешная команда, впечатляющие показатели. Он же сам это неоднократно признает: в письме ко мне, в обращениях к коллективу, в прессе – и вдруг решение об увольнении? Формально решение принимал наблюдательный совет, а не президент FESCO. Но Коростелев открыто говорит, что генеральный директор порта подчиняется ему, пытается обосновать причины моего увольнения. Настоящая же правда – она ведь как шило, ее в мешке не утаишь. С первого дня работы было понятно, что, если мной будут управлять все, кто посчитает это нужным, результат будет такой же, как у FESCO. Поэтому я брал на себя ответственность действовать в интересах компании и людей, которые в ней работают. Коростелеву и тем, кто за ним стоит, я мешаю реализовать их планы. Все то, что противоречит интересам компании и людей, через меня не пройдет.

По моему поручению был подан иск к FESCO на 19 млрд руб., и это обоснованные действия. Во-первых, наступил срок их возврата, и их не вернули. Во-вторых, порт в ноябре текущего года должен осуществить очередной платеж по кредиту банку ВТБ. Если порт не оплатит этот кредит, банк вполне может инициировать процедуру банкротства, о чем я также уведомил официально. Может быть, FESCO нужен директор, который, если потребуется, опустит компанию на дно?

- Почему вы обвиняете топ-менеджмент FESCO в захвате ВМТП?

– С начала сентября на наших глазах, я считаю, разворачивается классическая схема с признаками рейдерского захвата. У меня создается впечатление, что наемные менеджеры из FESCO готовят почву для распродажи активов за бесценок и передачи контроля над предприятиями конкурентам. Просто посмотрите, кто входил в тот наблюдательный совет, который принимал решение по моему увольнению.

Часть членов набсовета не является работниками FESCO. Александр Исурин работает на группу компаний «Дело» Сергея Шишкарева, которая конкурирует с нашим портом. На мой взгляд, преследуя одну цель – передать активы транспортной группы FESCO и порта ВМТП под контроль группы «Дело». Почему бюллетени с подписями членов набсовета никто до сих пор не видел? Это обычная юридическая формальность, но это и единственный документ, который может подтвердить мое увольнение.

Коростелев и совет директоров FESCO не представили протокол заседания с бюллетенями. Очень странное поведение с их стороны, которое вызывает нехорошие подозрения. Буду оспаривать их «решение» в суде.

Все эти управленцы до сих пор не поняли, что в порту работают простые, но образованные люди. Люди, которые за 30 лет после развала Советского Союза насмотрелись на разных проходимцев, сталкивались с рейдерами, их методами. И понимают, что подход «мы тут начальники и нам одним решать» с простыми людьми уже не работает. Основания, которые Коростелев озвучивает к моему увольнению, – чистейшей воды бред, в который никто не верит. Факты говорят о другом, и все околопортовые круги (клиенты, партнеры, контрагенты, члены семей сотрудников) это видят.

- Коростелев также обвиняет вас в похищении предыдущего президента FESCO Максима Сахарова. И по факту этого даже обращались в правоохранительные органы…

– Сахаров – это, конечно, отдельная история. Про него я уже рассказывал, но готов повторить.

У меня есть ощущение, что Максим Сахаров давно знал, что имеется угроза рейдерского захвата транспортной группы. Понимая, что не сможет им противостоять, он назначил меня исполняющим обязанности президента FESCO. Приказ о моем назначении Сахаров готовил в присутствии работников порта. Я повторю: Сахаров своими руками в присутствии свидетелей напечатал приказ. Документ по просьбе Сахарова распечатала моя помощница Валерия Байдаченко, в приемной при этом также находилось множество людей – можно всех их опросить. После этого Сахаров весь день на машине порта катался по Владивостоку по своим делам, возил его водитель Вячеслав Анжиевский, спросите его. По вечерам он играл в хоккей в «Фетисов-Арене» – странное поведение для похищенного человека.

Похоже, что Коростелев абсолютно не осознает, в какой стране мы живем. Неужели он не представляет, как реагируют правоохранительные органы на любые заявления о похищении человека? Легенда о «похищении» нужна была ему, чтобы сменить Сахарова, получить доступ к креслу президента и развернуть те события, которые привели нас к сегодняшнему дню.

От самого Сахарова захватчики просто откупились деньгами, выплатили так называемый золотой парашют. Молодому парню, который всего четыре месяца был президентом FESCO, предложили баснословную сумму – более 25 млн рублей. Конечно же, он согласился на предложенные условия, взял деньги и покорно освободил кресло.

- Из интервью Аркадия Коростелева следует, что протест докеров – это и есть попытка рейдерского захвата, целью которого является прикрыть махинации и оттянуть время, чтобы успеть вывести со счетов как можно больше средств. Получается, в рейдерстве обвиняют вас и вашу команду.

– Первое, что я хочу отметить: мы пришли в порт не сегодня и даже не вчера. Мы работаем в ВМТП с 2016 года, и высокие результаты нашей работы Коростелев неоднократно признавал. Причем в последнем интервью – тоже. С тем, что на наших глазах осуществляется попытка рейдерского захвата, я, пожалуй, соглашусь. Все то, что сейчас делает новоявленный «президент FESCO», по-другому сложно назвать.

Относительно прикрытия якобы каких-то махинаций и оттягивания времени – какая необходимость успешному руководителю «заметать следы», когда плоды его руководства от рекордов регионального масштаба вышли на федеральный уровень и уже бьют рекорды по грузообороту среди портов России? ВМТП стал крупнейшим и наиболее эффективным портом за последние годы. По какой причине у меня может возникнуть необходимость «выводить средства» из порта в конце 2020 года, если порт получает прибыль не первый год? Порт – это легальная компания, за последние четыре года ни у кого из правоохранительных органов не возникало ни одного вопроса к должностным лицам ВМТП, это не является показателем?

Повторюсь, менеджмент в том виде, в котором он есть сегодня, работает в ВМТП пятый год. Именно за это время порт совершил небывалый скачок, кратно выросли доходы и прибыль. В этой связи у меня возникает вопрос: как менеджмент порта, «заточенный на вывод средств», осуществил такое развитие?

И потом, почему Аркадий Коростелев позволяет такое неуважение к качеству работы правоохранительной системы Приморского края? Он что, сидя в Риге, видит больше, чем все силовые ведомства и надзорные органы?

- Коростелев заявляет, что одной из причин увольнения стало ваше сопротивление его новой стратегии. Что она представляет собой?

– Видимо, под новой стратегией этот эффективный менеджер имеет в виду договор с лондонской финансовой фирмой «Альварес» на оказание неких консультационных услуг. В сентябре набсовет FESCO принял решение о заключении такого соглашения. За два месяца консультаций «Альварес» получит 327 млн руб. – ровно половину прибыли транспортной группы FESCO за прошедшее полугодие.

Коростелев, не проработав в компании и двух недель, не принеся даже одного рубля в бюджет компании, уже успел заключить «сделку», по которой четверть годовой чистой прибыли FESCO выводится в Великобританию. Он, к слову сказать, и сам не гражданин России. Поистине международный размах!

В чем причина такого договора расточительность?

– Нет, это обычное выкачивание денег из актива. Расточительность – это переезд офиса FESCO в «Москва-Сити» (предполагаю, что порядка 100 млн на это потратили), полеты бизнес-классом всей командой во Владивосток, наем московской охраны – эти парни привыкли жить на широкую ногу за счет FESCO. При этом у Коростелева хватает наглости обвинять меня и менеджмент ВМТП в высоких вознаграждениях сотрудникам порта?!

Да, все менеджеры ВМТП высококлассные и высокооплачиваемые работники, такие же, как и наши докеры. Все сотрудники порта получают зарплату выше рынка – и я, и мои заместители, и докеры, стивидоры, стропальщики, разнорабочие, уборщицы помещений. Но ничего подобного не было в ВМТП пять лет назад. Нам удалось повысить зарплаты портовикам общим каждодневным трудом и самоотдачей, и я горожусь этим достижением.

Со всеми менеджерами я поддерживаю не просто дружеские, а по-настоящему семейные отношения. И только по этой причине мы добиваемся таких качественных и необычных для большинства результатов. А Коростелеву, видимо, в жизни не повезло – приходится работать в окружении аферистов.

- А что насчет вашей зарплаты?

– В соответствии с уставом ВМТП генеральный директор в рамках от перевыполнения бюджета может выплачивать стимулирующие надбавки для всех своих подчиненных – мы четыре года подряд перевыполняли планы. Четыре года подряд я пользовался данным правом и готов нести ответственность за повышение зарплаты каждому портовику.

При этом генеральный директор порта не может увеличить себе зарплату без согласования с президентом FESCO, это незаконно. Все мои выплаты были многократно согласованы с руководством транспортной группы. Если Коростелев хочет меня в чем-то уличить, пусть пишет в правоохранительные органы.

- По большому счету весь конфликт – это разборки руководства. Почему же докеры, которых Коростелев в своем интервью называет ряжеными, встали в этом конфликте на вашу сторону?

– Это, собственно, уже ответ на ваш вопрос. Называя трудовой коллектив «ряжеными провокаторами», президент FESCO в очередной раз оскорбляет людей, с которыми он собирается работать. Хотя вопрос – собирается ли? Они уже объявили набор новых сотрудников на кадровых сайтах Приморского края. Понятно, что ни Коростелеву, ни Кухаруку не нужны образованные работники, которые понимают и знают, как от рук разных «управленцев» разваливались тысячи предприятий и тысячи семей оставались без средств к существованию.

Судьба работников интересна им только на словах. Они будут взывать к докерам лишь до тех пор, пока портовики отстаивают свое будущее. Кухарук неоднократно намекал, что он намерен убрать всех неугодных ему людей без разговоров.

- Но в своем обращении и Кухарук, и Коростелев пишут, что собираются сохранить зарплату и все соцвыплаты, если вы не будете им мешать.

– ВМТП всегда платил зарплату сотрудникам вовремя и своими силами, FESCO в этом никак не участвует. Все так и будет дальше, если данные деятели не будут создавать препятствия портовикам. Скорее всего, подобные заявления FESCO несут в себе один смысл – они могут установить ограничения на выплаты. Возможно, чтобы заставить рабочих людей идти на поклон?

Если порту действительно заблокируют счета, то проблема может возникнуть. И ее автором будет FESCO и Коростелев.

- Получается, что руководители своими действиями сами настраивают рабочих против себя?

– Не просто настраивают, каждое заявление этих управленцев похоже на плевок в лицо рабочего человека. Они нагло заявляют на всех углах, что работа порта остановлена, видимо, поэтому ежедневно в ВМТП обрабатывается более 600 вагонов, а в сентябре порт вышел на первое место в России по контейнерообороту. Из Москвы, Риги и Лондона этого не видно.

Они же утверждают, что своим успехом ВМТП обязан FESCO – якобы общая работа в рамках транспортной группы. Но забывают уточнить, что FESCO – это лишь 48% грузооборота порта по контейнерам. При этом порт обрабатывает грузы FESCO по сниженному тарифу, дешевле, чем всех остальных клиентов.

Следовательно, прибыли эти грузы приносят меньше. За последние четыре года доля FESCO в ВМТП только снижалась, а грузооборот порта при этом постоянно рос – понятно, что за счет привлечения сторонних клиентов. Груз в порт идет в первую очередь благодаря тем стандартам и высокому качеству обслуживания, которые были заданы и поддерживаются нашими сотрудниками. Что мешало «эффективным» менеджерам из набсовета FESCO поднять производительность транспортной группы? Если они занимались общим делом, то почему порт вырос в два раза за четыре года, а они – нет? Чем они вообще занимались?

Читайте Primpress.ru в
Яндекс Новости - PRIMPRESS.RU Google Новости - PRIMPRESS.RU
Самые свежие материалы PRIMPRESS.RU - с прямой доставкой в Telegram
Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Жизнь региона