Погода во Владивостоке:
16°C, 6 м/с
Погода во Владивостоке сейчас
$ 57.65 69.07 Ұ 8.75 5.08 ¥ 51.48

16+

Владивостокский высотник Евгений Ишимов: «На 200-метровые башни лезем не за романтикой»

Специалист-высотник Евгений Ишимов рассказал о своей работе, руферах, излучении и ощущении полноты жизни
29 Августа, 14:19
Екатерина Свинова

Фото: Екатерина Борисова
Фото: Екатерина Борисова | Владивостокский высотник Евгений Ишимов: «На 200-метровые башни лезем не за романтикой»

Евгений Ишимов, ведущий инженер участка антенно-мачтовых сооружений и антенно-фидерных устройств (АМС и АФУ) ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть», постоянно поднимается на самые высокие башни Приморья. Каково это – работать в облаках, интересовался PRIMPRESS.

– Евгений, расскажите, почему вы выбрали для себя эту профессию?

– Я окончил ДВФУ по специальности «Радиосвязь, радиокоммуникации и телевидение». Мне всегда была интересна связь, поэтому я и пришел работать на предприятие, на котором сейчас тружусь. Мне хотелось более детально изучить работу АМС, узнать, как они устроены. Тружусь уже несколько лет, с 2011 года.

– Как вы справляетесь со страхом высоты?

– Как и всем нормальным людям, мне бывает страшновато. Не боится только психически нездоровый человек. Но до паники дело никогда не доходит. Во-первых, благодаря накопленному опыту я чувствую себя увереннее на высоте. Во-вторых, в детстве я лазил по крышам, деревьям и гаражам, научился спокойно воспринимать этот страх. Мне он, наоборот, помогает, благодаря ему я всегда держу ситуацию под контролем, не расслабляюсь. А это очень важно в моей работе.

– Насколько ваша работа опасна?

– Теоретически она очень опасна, ведь падение с высоты более 10 метров от земли – это летальный исход, а мы поднимаемся на 200 и более. Практически же она не опаснее офисной! Если соблюдаешь все требования охраны труда, безопасности, ничего страшного с тобой случиться не может. У нас специальное снаряжение – страховки, обвязки, костюмы, оно спасет, даже если на высоте потеряешь сознание. Все движения отработаны, опыт позволяет уверенно решать поставленные задачи. Тяжело больше с точки зрения комфорта, особенно зимой: сильный ледяной ветер мешает работать на башне, а от холода руки буквально примерзают к металлическим конструкциям. Наверху ветер всегда сильнее. Бывает, что внизу полный штиль, а наверху все совсем по-другому. Температура гораздо ниже, чем на земле, а в сочетании с ветром такой маленький ад получается.

– У вас случались приступы паники наверху?

– Бывало, при приближении грозы, когда еще работа не была доделана. В таких случаях необходимо быстро собрать весь инструмент и в экстренном порядке спуститься, а ведь у нас довольно тяжелая сумка всегда с собой. Вес всего обмундирования и инструментов, которые мы берем при подъеме, в совокупности может достигать 35 килограммов.

– Как часто на башню наведываются руферы?

– Мы знаем, что руферы предпринимали попытки проникнуть на территорию, вероятно, чтобы подняться на телевышку. Но их попытки не увенчались успехом. У нас хорошо организована безопасность: охрана периметра, видеонаблюдение, жесткий пропускной режим. Как-никак, телевышка – это стратегический, режимный объект, никто туда просто так не попадет. Да и зачем на нее подниматься? Во-первых, это опасно. Без специального снаряжения и навыков у человека очень мало шансов вернуться на землю своим ходом. Представьте на мгновение, что будет происходить с человеком, если он сорвется: ведь он будет лететь внутри башни, с большой скоростью ударяясь о металлические конструкции. Вниз он прилетит по частям.

Во-вторых, находиться на башне вредно. Когда мы поднимаемся, все передающие средства отключают, чтобы сильнейшее излучение не причинило нам вреда. Для руфера, ясное дело, никто ничего не отключит. А это означает, что его организм получит внушительную дозу облучения, а это импотенция, онкология, поражение сетчатки глаз и т. д. Если представить это упрощенно, то это как попасть в гигантскую микроволновку большой мощности. К тому же руферов может просто убить током. Одно неверное движение – и высоковольтный разряд обеспечен. В-третьих, это очень тяжело, даже подготовленным работникам нашего участка подъемы и спуски даются непросто: площадки, где можно перевести дух, встречаются нечасто. Пока поднимешься, семь потов сойдет, а потом ведь еще работать, спускаться. Какая уж тут романтика! Так что руферам я могу сказать одно: не стоит оно того, жизнь и здоровье дороже.

– Что вам больше всего нравится в вашей работе?

– Отсутствие рутины, однообразия. Поднимаясь на высоту, я ощущаю полноту жизни и получаю достаточно адреналина лишь от своей трудовой деятельности. Это совершенно не похоже на какую-то нудную работу в офисе. Каждый раз, когда я работаю на объекте,  это новое ощущение и новая цель, которую стремишься достичь.

– Какие курьезные случаи происходили с вами на высоте?

– Если честно, в нашей работе нечасто бывают курьезные случаи. Специфика такова, что на высоте обычно не до смеха. Забавно бывает, если напарник поднялся к тебе наверх и только потом понял, что забыл на земле что-то нужное – инструмент, например.

Вы отвечаете

Комментариев к этой статье нет

Интервью