Фотографы Владивостока рассказали о самых страшных съемках в их жизни

Оказалось, что это достаточно опасная профессия
12 июля 2019, 18:39

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com | Фотографы Владивостока рассказали о самых страшных съемках в их жизни

12 июля фотографы отмечают свой профессиональный праздник. На сегодняшний день нет ничего информативнее четкого снимка, пусть даже на смартфон. Чуть больше века назад, для того чтобы передать красоту природы, художнику приходилось в опасных условиях делать наброски, после чего предстояла немалая работа по созданию картины.

На сегодняшний день сделать фотографию проще простого, техника и ее доступность делают этот процесс довольно легким. Но и приводит зачастую к страшным последствиям. В стремлении сделать самый необычный кадр неопытные фотографы срываются с высоких точек, попадают в неприятные ситуации и в лучшем случае теряют технику. А профессионалы теряют чувство страха в погоне всего лишь за одним кадром.

Так, Мичио Хошино, знаменитый японский фотограф, был растерзан медведем в своей палатке, перед смертью он успел сделать последний в жизни кадр. А Джон Гриффит, знаменитый фотограф-альпинист, во всех своих интервью признается, что для него важнее камера, чем страховочная система. Он часто рискует жизнью ради великолепных снимков.

PRIMPRESS поздравил фотографов Владивостока с праздником и спросил, на что они готовы ради красивой фотографии.

Александр Потоцкий, тревел-фотограф:

– Если честно, трудно выделить какую-то конкретную съемку. Все они были относительно безопасными. Но если говорить о том, когда мне действительно было страшно, так это когда я нарвался на мексиканскую «братву». Это случилось в так называемом Городе Мусорщиков под Мехико. Населенный пункт находится прямо на свалке, где из мусора построены дома, магазины и даже церковь. Я знал, что там опасно, поэтому на съемку взял только камеру, сигареты и 100 песо. Все остальные вещи оставил на вписке.

Не знаю, как так получилось, но я успел отснять весь материал без приключений. А снимать там вообще нельзя было. Когда же моя интуиция подсказала мне, что пора бы валить, я к ней не прислушался и решил сделать еще несколько снимков. Тогда мне навстречу вышел здоровый мексиканец с бойцовской собакой. Я сразу понял, что влип. Стало страшно. Мексиканец отвел меня в дом, где сидела местная братва – это такие суровые мужики, все в партаках, прямо как в американских фильмах. Вот тогда стало совсем жутко. Бежать было некуда, а испанского тогда я еще не знал. Поэтому мысленно попрощался со своей камерой и снимками и молился только о том, чтобы меня отпустили живым.

Но все обошлось. И я даже не знаю почему. Мне задали несколько вопросов, я на них честно ответил, и все – меня отпустили. С камерой. Даже снимки не заставили удалять. Но эти снимки мне в итоге так и не пригодились.

Татьяна Меель, фотограф:

— Часто съемки бывают опасными. Когда идешь в безлюдное место и встречаются нетрезвые люди (в основном они представляют опасность), когда на лед выходишь или на гоночную трассу, каждый раз страшно. Очень страшно было, когда снимала свои первые митинги в Питере, там все серьезно – ОМОН, вертолеты и много провокаторов, там впервые получила дубинкой. Я тогда только училась на фотокорреспондента, и фотографии шли лишь для учебы, а митинг на привокзальной площади, когда разбушевались казаки, было немного опасно.

Но тут главное – научиться разговаривать. А когда начинаешь снимать, ты уже не чувствуешь страха. Вот не могу вспомнить самую опасную съемку, хотя... В том году снимала матч «Луча», и было опасно: холод, ветер, ливень и молния недалеко от тебя, а ты на поле два часа снимаешь. Не знаю почему, но матч не отменили. Снимки, кстати, хорошие получились.

Татьяна Бикетова фотограф:

— Это было в декабре, и было действительно холодно, кончики пальцев просто отмерзали. Фотография планировалась для конкурса в категорию «Самая бюджетная», я придумала съемку в «облаках», долго искала вату, которая должна была послужить основным материалом. В итоге купила ее на Фарпосте за 500 рублей. Но это не оказалось самой сложной задачей. Когда мы приехали на локацию – заброшенный лагерь «Ритм», в бывшую столовую с цепями, и настал момент подготовки к съемке, вот тут-то и стало понятно, что просто не будет. Клей застывал еще до того, как мы успевали его выдавливать, сделать облака просто не получалось, пришлось их прошивать – все это на морозе.

Пришло время придумать, как подвесить модель на высоте 400 метров, чтобы это было красиво и веревки не провисали. Наша стремянка раскладывалась как раз на эту высоту, но ее не на что было облокотить. Моя модель предложила опереться на цепь – и это было страшно. Мы зафиксировали лестницу между двумя звеньями, я держала с другой стороны, а Оля, как самая легкая, полезла наверх. Ей пришлось крепить два троса с обеих сторон, потом еще и гамак, я внизу страховала, как могла.

Уже сидя в гамаке, она закрепила облака, все это происходило на жутком морозе, от рук, казалось, уже нет никакой пользы, модель все это проделывала на голом энтузиазме. Съемка прошла удачно, но подготовка оказалась очень сложной.

Антон Тютюков, рекламный фотограф:

— Для меня съемка – это не совсем работа, есть, конечно, моменты, когда необходимо выстроить себе шаблоны, но чаще всего даже на заказах я импровизирую. Для меня самым страшным было заставить себя залезть в водоем, темный, вонючий… модель должна была стоять на берегу. Почему об этом никто не подумал заранее из организаторов – для меня до сих пор загадка. Меня посадили на какой-то самодельный плот и оттолкнули от берега, я старался не шевелиться, чтобы не уронить технику.

Но проблема меня настигла в другом: пруд хоть и не море, но течение в нем есть, так что меня просто унесло очень далеко. В итоге мы провернули самую сложную спасательную операцию – за небольшое вознаграждение местный прохожий сходил за лодкой, надул ее и поплыл за мной уже на другой берег водоема. Я, конечно, понимаю, что там уже мог бы слезть, но за мной уже плыли, и я решил не создавать суеты.

Все закончилось почти успешно, около берега, когда я пытался сойти со своей спасательной шлюпки, что-то меня подвело, и я ушел с головой под воду. Хорошо, что всю технику уже давно снял с шеи. Кстати, кадр получился шикарный.

Алексей Чухутин, тревел-фотограф:

– Поехали мы как-то в маленький китайский городок недалеко от пустыни на съемку одного проекта под названием «Миллион деревьев». Его лозунг был что-то вроде «Давайте засадим все деревьями и остановим натиск пустыни на ближайшие города Китая». Вечером перед днем съемки мы решили прогуляться по городу, но нас застала песчаная буря. А это страшное явление: не просто сильный втер, а такой, который мопеды сносит и тащит по асфальту. Мопед – это примерно 50 кг. Мы ринулись в гостиницу бегом, потому что вместе с мотоциклами летели мусорные баки, бумажки, камни – вообще все.

На следующий день, в день съемки, буря переформировалась в сильный ветер с песком, в городе не было заметно, а вот на локации ощущалось сильно. На сам проект собралось много людей, приехал персонал со всех компаний, со всего Китая и мира, а нам надо было это все снимать. На минуточку – в такой обстановке это практически невозможно. Все обернутые шарфами, куртками, несмотря на то, что это было лето, было невероятно холодно.

Рюкзак с аппаратурой за 10 минут полностью наполнялся песком, и открыть его означало попрощаться со всей аппаратурой. Например, сменить объектив было чревато потерей камеры, поэтому пришлось все снимать на один. Слайдер, который катает камеру, сам по себе в масле, и его теперь невозможно очистить, он внутри весь в песке, штативу повезло больше. Пришел к выводу: дорого может обойтись такая поездка на съемку.

 

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Мультимедиа