О нас, грешных: «Без веры, без любви, без цели...»

Рецензия на спектакль «Иванов» (театр им. М. Горького)
4 октября 2019, 14:30

Фото: gorkytheater.ru
Фото: gorkytheater.ru | О нас, грешных: «Без веры, без любви, без цели...»

5 октября 87-й театральный сезон в Приморском академическом театре драмы им. М. Горького откроется премьерой – спектаклем по пьесе Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби». Это уже вторая громкая премьера в главном театре Приморья в Год театра в России. Однако в этот год также важно вспомнить и те спектакли, которые составляют золотой фонд горячо любимого гостями и жителями Владивостока театра.

Одним из них является «Иванов», который вот уже более 20 лет идет на сцене театра драмы им М. Горького. Этот спектакль можно будет увидеть и в этом сезоне. Отметим, что актерский состав вот уже 24 года остается неизменным (премьера состоялась 28 апреля 1995 года). Причина его успеха в первую очередь в гениальной чеховской драматургии. Поднятые почти полтора столетия назад темы остаются актуальными и по сей день. К слову, именно «Иванов» был показан на гастролях театра в Южной Корее (Тэгу).

Чехов очерчивает следующий круг действующих лиц. Главный герой – Николай Алексеевич Иванов, непременный член по крестьянским делам присутствия. Его жена – Анна Петровна, урожденная Сарра Абрамсон. С ними в доме живет граф Матвей Семенович Шабельский, дядя главного героя по матери, и Михаил Михайлович Боркин, дальний родственник Иванова и управляющий его имением. Анна Петровна больна, а посему в доме бывает Евгений Константинович Львов, молодой земский врач. Лакея Иванова зовут Петром.

Иванов частенько заезжает к Лебедевым. Глава семьи – Павел Кириллович Лебедев, председатель земской управы, Зинаида Саввишна, его жена. Их дочери Саше 20 лет. Лебедевы устраивают приемы. Среди их гостей – Марфа Егоровна Бабакина, молодая вдова, помещица, дочь богатого купца, Дмитрий Никитич Косых, акцизный, Авдотья Назаровна, старуха с неопределенной профессией. Косых, Авдотья Назаровна и Егорушка, нахлебник Лебедевых, развлекают себя игрой в карты. У Лебедевых есть лакей Гаврила.

Действие, судя по ремарке Чехова, происходит в одном из уездов средней полосы России.

О чем «Иванов» сегодня? О нас, грешных, а о ком же еще? Если уместно будет выразиться, то это в некотором роде карикатура на современность, не теряющая своей остроты, несмотря на столь почтенный возраст спектакля. Глядя на острохарактерных персонажей, легко узнаешь соседа или знакомого. Это как с гоголевскими помещиками: проходят годы, но ничего не меняется. Немного выбивается из стройного ряда карикатур главный герой – Николай Алексеевич Иванов. Он вызывает смешанные чувства. Героя Александра Славского скорее жалко. И, вероятно, в большей степени это происходит потому, что многие узнают в нем себя сегодняшнего: «без веры, без любви, без цели». Во что верить, кого любить, к чему стремиться? Сейчас мы все чаще и чаще стали задаваться этими вопросами. Темпы жизни ускоряются, и мы, как Иванов, теряем жизненные ориентиры и сбиваемся с пути. Но каждый ли из нас рефлектирует, как это делает главный герой, считающий себя человеком потерянным?..

Приходится ловить себя на мысли о том, что Иванов живет как бы отдельно от всех и любой контакт с внешним миром вызывает у него болезненную реакцию. Ему опротивело решительно все, и спасение он находит в добровольном уходе из жизни. Здесь следует отметить, насколько эффектно решена финальная сцена – звучит заупокойный молебен, вместо свечей горят бенгальские огни, а мечущаяся душа Иванова все же нашла успокоение. Ужасно нелепая финальная сцена как напоминание о том, что фарс и трагедия неразлучны.

Примечательно, что постановка театра им. Горького чем-то близка по духу и постановке театра Ленком. Речь идет о противостоянии Иванова и среды. Но если М. Захаров их противопоставлял, если сделал среду главным виновником гибели Иванова, то Ефим Звеняцкий снивелировал акценты. Среда так же вызывает негативные ощущения, но не выходит на прямой конфликт с героем. Она является фоном для разворачивающейся драмы.

Совершенно удивительно показана Сарра. Несчастная женщина, обреченная на смерть от чахотки, кажется, мучится больше не столько от самой болезни, сколько от безразличия мужа, но в сердце до последнего теплится огонек любви и надежды. Светлана Салахутдинова рассказывает устами своей героини историю жертвенной любви. Сарра умирает не от чахотки, а потому что теряет смысл жизни.

Символична сцена, где Сарра уничтожает письма, – производя этот акт, она как бы обрывает последние ниточки, которые связывают ее с этим миром, и уходит в мир иной. Подобно языческой жрице, приносящей последнюю жертву, она стоит над тазом. Как много в этой сцене трагического и в то же время мистического...

Шабельский, Лебедев, Бабакина и Боркин как герои, по сути, люди мелочные, ограниченные, в жизни они часто могут вызывать чувство отвращения. Но здесь почему-то непременно им симпатизируешь.

Шабельский, сыгранный Александром Запорожцем, насквозь прогнивший человечек. Острый на язык, он не может не съязвить. Что ни слово, то оскорбление, постоянное излияние желчи. Он прекрасно понимает свою гнусность, но ругать других ему доставляет огромное удовольствие. Старик относится ко всему с занудным сарказмом, нежели с рефлективной критикой. И все же он вызывает больше улыбок, чем негодования. Где-то в глубине души его тоже жалеешь. Он одинок, ему не хватает внимания.

Любопытным и, пожалуй, самым комичным из действующих лиц является Марфуша Бабакина в исполнении Ларисы Белобровой. Вот уж поистине есть где развернуться актерскому таланту! Марфуша грубовата и лишена хороших манер, но это ничуть не мешает ей щеголять в элегантных туалетах. К жизни она относится довольно легко. Смеху добавляет изобилие картинных жестов, унаследованных из эпохи романтизма и сентиментализма. Вместе с тем все они переживаемы, отчего эта героиня кажется милой и трогательной.

Николаю Тимошенко удалось создать образ Боркина – человека своего времени, смышленого малого, удивительно обходительного и угодливого. Забавляют его сумасшедшие идеи: по своей природе он фантазер. Боркин принимает действительность такой, какая она есть, и более того – ему удается найти в ней свое место. Сейчас такое время, когда, как и полтора столетия назад, очень хочется быть таким же находчивым и чувствовать себя всегда и везде как рыба в воде.

Лебедев Владимира Сергиякова – жалкий пьяница и подкаблучник. Его религия несколько иная: живи так, как получается. Он отчасти раздражает своей житейской неприспособленностью, слабостью, лояльностью и бесконфликтностью, но вместе с тем его тоже жаль. И самое обидное, что в душе-то он человек добрый и светлый. Вероятно, от него переняла эту чистоту характера Сашенька.

Двадцатилетняя дочь Лебедевых, которую играет Ольга Налитова, по сути ангел. Сашенька настолько идеальна, что боится хоть на миллиметр отступить от своих высоких моральных принципов. Для нее главное – быть хорошей, поступать правильно. Девушка глубоко убеждена, что иначе и жить нельзя. Ну, разве не таковы бывают некоторые современные девушки и женщины в ситуации с любовью к несчастному и одержимому человеку?!.

Львов в исполнении Евгения Вейгеля вроде должен быть персонажем положительным, но его обличительные речи звучат куда более неприятно, чем желчь Шабельского. Львов выглядит уж слишком высокомерным, эдаким мстителем, судьей, который имеет право восстанавливать справедливость по своему разумению. Для Иванова он является палачом. Вероятно, его визит на свадьбу Иванова с Сашенькой и решил исход – главный герой застрелился.

Супругу Лебедева, Зинаиду Саввишну, Наталья Кульчихина наделяет чертами настоящего диктатора в юбке. Она, кажется, держит весь дом в ежовых рукавицах и, как капризный ребенок, готова сорваться на истерику, когда что-то идет не так, как она того хочет. Она с подозрением относится ко всем и ко всему. Прижимиста, черства, груба.

Все герои знакомы и в общем-то понятны. Однако самое страшное, что все происходящее намного идеальнее и чище, чем реальный мир, в котором мы живем.

Человек «без веры, без любви, без цели» – это наша современность. Иванов считает, что жил неправильно и потому так рано состарился душой, «надорвался». Иванов несет в себе проблематику спектакля. Он живая дилемма, олицетворение проблемы выбора, которая так или иначе встает перед любым человеком ежедневно и ежечасно. Как жить так, чтобы в итоге не превратиться в Иванова? Как не потерять в жизни самое важное: веру в себя и в людей, любовь и способность все время к чему-то стремиться? Как жить так, чтобы однажды не почувствовать полное опустошение? Как жить, чтобы не надорваться?.. Многие сейчас уже с молодых ногтей чувствуют себя уставшими от жизни, поэтому боятся к чему-то стремиться и чего-то добиваться, боятся однажды надорваться. Спектакль дает возможность в очередной раз задуматься о том, кто мы сегодня, дает шанс посмотреть на себя со стороны и решиться стать лучше.

Привлекает оригинальная сценография – все предметы если не белые, то очень светлые, а на заднем плане березовая роща. Это позволило освободить повествование от грузности и излишней обыденности. Видимо, в этом одна из немаловажных составляющих успеха спектакля. С другой стороны, этот фон позволил действующим лицам выглядеть объемнее и сочнее. Если взглянуть с другой стороны и обратиться к финальной сцене, то возможен вывод, что светлые тона – как указание на чистоту души главного героя. Художнику Степану Арефину удалось создать пронзительно ностальгическую сценографию. Удивительно проникновенно описывает финальную сцену заслуженный работник культуры России, театральный критик Галина Островская. Добавить к этому нечего: «Тянутся ввысь белоснежные прямые, как струны, стволы берез; у правого портала лик Христа, светится златой нимб над его главой. Спокойно и бесстрастно взирает он на странные дела людские...»

 

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Культура