Вадим Галыгин: «Цензура и искусство – это абсолютно полярные понятия»

Артист не прочь снять кино во Владивостоке
21 сентября 2019, 16:30

Фото: KONKURENT.RU
Фото: KONKURENT.RU | Вадим Галыгин: «Цензура и искусство – это абсолютно полярные понятия»

Современный киномир развивается бурными темпами. С некоторых пор и Владивосток стал к этому причастен. Но одно дело дальневосточная столица и совсем другое запад России, где эта культурная жизнь в буквальном смысле кипит. О современном киноискусстве, об особенностях комедийного кино, а также о любви к Владивостоку рассказал корреспонденту PRIMPRESS яркая творческая личность – экс-резидент Comedy Club, артист, режиссер и продюсер Вадим Галыгин.

– Бытует мнение, что участники команд КВН для большого кино не годятся. Максимум скетчи и юмористические шоу. Как вы относитесь к подобному утверждению?

– КВН – это студенческая игра, которая на протяжении десятилетий кует кадры творческой молодежи. Из нее потом вырастают люди, которые занимаются непосредственно производством юмора, какого-то контента, связанного с творчеством, созданием чего-то качественно нового. И это мнение, которое бытует, оно, можно сказать, сходит на нет, поскольку на сегодняшний день выходцами КВН являются практически все руководители каналов, популярные ведущие, актеров очень много. Многие телепроекты, которые сейчас существуют на разных каналах, также создавались и создаются выпускниками КВН.

Что касается кино, то здесь есть некая тонкая грань, которая очень важна в понимании самого актерства. Кавээнщики – это артисты, люди, которые выходят на сцену или делают на камеру какие-то веселые вещи, и это как-то оценивается жюри, зрителями и так далее. Кино – это прежде всего актерская профессия. Кино и кинематограф в широком смысле – это сочетание хороших сценаристов, режиссеров, монтажа и прежде всего актера. Я всегда говорил и говорю, что иногда в кино играю какие-то эпизодические роли, которые, как мне кажется, я потяну. И абсолютно понимаю, что я не актер… пока. Может быть, подучусь когда-нибудь… Я артист. Актер – это сложная работа, профессия, которой нужно учиться. Кажется, что мы вроде бы делаем одно и то же – развлекаем людей, но делаем это абсолютно по-разному. С одной стороны, это мнение правильное, с другой – не совсем точное.

– В чем специфика работы в жанре «комедия», в юмористическом жанре?

– Людей, которые связаны с юмором, туда и тащат. А юмор – это такая специфическая вещь, которая больше всего востребована и нужна в кинематографе: всегда хочется, чтобы в жизни было больше позитива. Но в то же время к таким фильмам предъявляется больше требований, и в случае неудачи они подвергаются большей критике. Фильм, который снят в любом другом жанре, кроме комедии, если у него так себе сценарий, то и получается, к примеру, так себе боевик. А если снимали комедию и она получилась несмешная, то на авторов сразу вешают ярлык. Снимать комедию – это очень большой риск.

Обычно в такое кино берут либо кавээнщиков, либо актеров с фактурной внешностью, чтобы выглядели смешно, фриковато, как сейчас говорят. Если брать классику советского кино, то есть известная всем троица – Трус, Балбес и Бывалый. Они выглядят смешно. Но поскольку это еще и гениальные актеры, то получаются яркие образы, благодаря которым к ним приходит народная любовь. Их любят за комедийные образы, а как глубокие драматические актеры они перестают существовать, никто их потом всерьез не воспринимает. Вся эта мощнейшая актерская школа, глубокий внутренний мир оказываются никому не нужными, потому что люди полюбили, скажем, вот этого ушастого болвана. Получается, что некоторые драматические актеры приносят себя в жертву. Да, может быть, она вот такая, народная любовь. Но может так быть, что в душе ему очень хочется играть какие-то драматические роли – и это чаще всего так и случается. Поэтому люди, которые делают комедии или играют в комедиях, должны понимать, что к ним требования очень высоки. Складывается такая ситуация, когда ты шагаешь по очень тонкому льду. Никто наверняка не может сказать, что это будет великолепная комедия, потому что зритель на сегодняшний день перенасыщен юмором из Интернета, социальных сетей. Таким образом, получается, что все больше и больше нужно прикладывать усилий для того, чтобы зрителя развлекать. Это очень сложно.

– В киномире сейчас много чего происходит: разнообразие жанров и течений на любой вкус. На ваш взгляд, должны ли быть какие-либо ограничения, цензура?

– Я могу сказать определенно и четко, что цензура и искусство – это абсолютно полярные понятия. Дело в том, что, на мой взгляд, искусство безгранично и таким должно оставаться. Другое дело, где это искусство вещает. Телевидение так или иначе управляет сознанием и даже подсознанием. Недаром говорят, что это зомбоящик. Поэтому на общественном телевидении какая-то цензура все-таки быть должна. Но есть ведь и другие каналы, которые пользуются популярностью у тех или иных категорий зрителей. И здесь это тоже должно регулироваться, но какими-то другими категориями – например, ограничение на подписку, возрастные ограничения и прочее.

Что касается цензуры политической, то я тоже считаю, что не должно быть этого. Все мы имеем право на собственное мнение, и то, что люди выражают в том или ином, скажем так, творческом продукте, они вольны так думать. Как говорится: «Я художник. Я так вижу». Нужно дать возможность человеку высказаться посредством какой-то из его работ. Поэтому я считаю, что цензура ничего хорошего не влечет за собой. Запреты еще больше провоцируют на какие-либо ненужные действия и настроения. Я считаю, что стоит все разрешать. Другой вопрос – для кого показывать, в первую очередь по возрастным ограничениям.

– Некоторые зрители ассоциируют вас с определенными образами, например из КВН, Comedy Club или популярных сейчас рекламных роликов. Как вы относитесь к шаблонам и штампам о себе? Стоит ли их разрушать?

– Во-первых, спасибо зрителю за то, что воспринимает. Для кого-то я, скажем, дедушка Пихто из деревни, кто-то больше полюбил «Копай!», кому-то больше по душе сумасшедший профессор. Каждый человек выбирает то, что ему нравится. Это здорово, когда любят за образы! Но артистом одного образа я себя не ощущаю. Что касается рекламы, то она есть, и слава Богу. Это тоже работа. Люди доверяют мне как какому-то положительному образу. Работа происходит на взаимном доверии и взаимном сотрудничестве. Конечно, кого-то может раздражать засилье рекламы, но телевидение живет за ее счет. Другое дело, как она выглядит, насколько она качественная, интересная, креативная.

– В 2013 году вы представляли здесь фильм «Вот это любовь!». Тогда вы говорили о том, что проголосовали бы за перенос столицы во Владивосток. Теперь город стал дальневосточной столицей.

– Значит, почти исполнилось?.. Тогда я еще раз повторюсь: я считаю, что это было бы правильно. Я наблюдаю, что сейчас очень много делается для развития Дальневосточного региона. Нужно быть честными: в настоящее время наблюдается отток людей из края, из города в том числе. Не просто людей, а молодых, перспективных, которым строить здесь будущее. Однако они отсюда уезжают, наверняка потому что не видят профессиональной перспективы, коммерческой перспективы и каких-то иных поводов остаться здесь. Поэтому я считаю, было бы целесообразно, чтобы столицу перенесли именно сюда. Чтобы здесь сидели люди и управляли страной. Какая разница, откуда это делать? Тогда бы все деньги направили сюда, тогда бы и люди стремились сюда приезжать.

На сегодняшний день Москва как красивый город с богатой историей уже перенасыщена всем. В ней уже сложно дышать в широком смысле этого слова. Владивосток другой – здесь легче дышится. Красивые люди, красивая природа, дух свободы. Если бы часть московского мегаполиса переехала сюда, то, на мой взгляд, это в каком-то смысле помогло бы удержать здесь людей, в первую очередь молодежь.

К тому же здесь находятся важные стратегические партнеры – страны Азии: Китай, Корея, Япония.

Жители Владивостока – жадные до жизни люди. Видно, как им не хватает ярких, интересных событий, встреч не только с артистами, но и с различными тренерами, бизнес-коучами и так далее. Помню, когда мы сюда приезжали с концертами, залы всегда были полными.

– Возникало ли желание снять фильм во Владивостоке?

– Конечно! Здесь все что угодно можно снимать. Боевик, к примеру, в свете последних событий с северокорейскими рыбаками. Тут надо снимать. Безусловно, потому что это надо людям показывать! Рассказать сложно словами: это надо видеть. В каждый свой приезд благодаря моим друзьям удается выйти в море. Мы ходили к красивейшим местам. Потрясающие места, космические пейзажи!

Здорово было бы сюда перетащить часть «Мосфильма», назвать это «Владфильмом», построить здесь большую площадку. Почему бы не создать здесь какое-то подобие Голливуда? И люди бы ехали сюда снимать. Есть все: вода, леса. Вперед!

Пользуясь случаем, хочу пожелать всем оптимизма, хорошего настроения. В очередной раз спасибо гостеприимному городу Владивостоку! Безумно люблю здесь бывать.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Культура