Валерий Чтак: «Я не заставлю людей понимать мои работы»

Московский художник рассказал о том, как создавалась выставка «Краб внутри» и сколько зарабатывает современный художник
2 августа 2016, 15:22
Никита Фролов

Фото: MIRONOVA GALLERY
Фото: MIRONOVA GALLERY | Валерий Чтак: «Я не заставлю людей понимать мои работы»

Валерий Чтак – московский художник, он специально приехал во Владивосток поделиться своим видением современного искусства. Для приморской столицы он создал новый проект со странным названием «Краб внутри». Визуальный язык, созданный Чтаком, узнаваем и сразу запоминается. Его работы, увидев однажды, невозможно не узнать.

Валерий Чтак родился в 1981 году в Москве. С 1998 года - участник Школы современного искусства Авдея Тер-Оганьяна. С 2000 г. по 2005 г. - участник группы «Радек». С 2002-го участвует в групповых и делает персональные выставки в России и за рубежом. Живет и работает в Москве. Чтак - псевдоним, который художник взял себе в качестве официальной фамилии (Учанов).

– Вы первый раз во Владивостоке?

– Да, первый. Я бы хотел, чтобы Владивосток был поближе к Москве. А то лететь почти восемь часов – ужасно. Но мне здесь очень понравилось, особенно порадовали люди – они здесь душевные и дружелюбные, открытые и добрые. Когда я приезжаю в регион, часто на меня, как на москвича, люди странно реагируют. Все считают, что мы дерзкие и нам все легко дается. А я прилетаю закомплексованным и несчастным, с каким-то ужасом в сознании. (Смеется). У меня ведь такие же проблемы, как и у всех людей во всей стране.

– Где искали вдохновение, прежде чем приступить к работе?

– Это смешная история. Знаете, перед тем как приступить к написанию картин, я выступил в одном из городских клубов. Играл на гитаре. Ужасно сыграл, но фотографии получились выразительнее, чем само выступление, удалось сделать картину с гитарой. Она есть на выставке.

– Уже познакомились с местными художниками?

– Я познакомился с местным художником Кириллом Крючковым, он даже помогал мне красить картины. Очень хороший человек. Он неплохой художник, ему есть куда расти. У Кирилла впереди большой путь. Больше про художников во Владивостоке я ничего сказать не могу.

– Можете рассказать о начале своей карьеры – как это было?

– Художником я стал случайно. У меня нет специального образования. Я рисовать-то не умею, вы что, не видите! (Смеется). Все удачные моменты происходят случайно. Вот порой рисуешь, смотришь и говоришь: «Вау!» И в том же духе продолжаешь. Вообще, я начинал с проекта «Баррикада» в Москве («Баррикада» - проект оригинального жанра «выставка-спектакль» посвящен 90-м – переломному и ключевому периоду для русского искусства и российского общества. - Прим. ред.). Мне было 16. Это был самый важный и крутой экспириенс в моей жизни. Мы перекрыли улицу тогда, я просто помогал делать коробки, из которых потом были сложены баррикады. Я помню, я люблю вспоминать, что первую коробку из машины до­стал я. И кинул людям. Баррикада вызвала у меня невероятный восторг. Мы делали это рядом с Кремлем. Страшно представить, ведь сейчас за такое бы в тюрьму посадили. Помню, постоянно милиция приезжала, некоторых ребят забирали. Позже я ушел в ученики к Авдею (Авдей Тер-Оганьян - российский художник. - Прим. ред.). У нас начал складываться коллектив молодых людей, который стал называться «Общество «Радек». Я тогда был с другой фамилией и решил ее поменять. Выбрал псевдоним Чтак и стал самостоятельным художником. Работы получались хорошими, и главное, были востребованы. Когда я принялся за дело, то с самого начала знал, что меня интересует текст. Меня вдохновлял Баския.

– Как складывается цена на картины художника?

– Я зарабатываю только искусством, и у меня получается это делать так, чтобы прокормить свою семью. У меня двое детей. Искусство – это хлеб сложный, но вкусный. Для того чтобы продавать картины, нужно выставляться в галерее. Многие художники еще поступают в школы, и пусть они давно уже сами с усами, но нужны связи, как ни крути. В принципе, я и сам могу продавать свои работы, коллекционеров много. Как было со мной: пришел человек и спрашивает, сколько будет стоить моя работа. Меня накануне научили всяким хитростям. (Смеется). И когда мне предложили тысячу долларов за мою работу, я был в шоке. Тысяча долларов! Это круто! С того момента мои картины стали стоить от тысячи долларов. (Смеется). Конечно, мне помогли хорошие знакомые, чтобы я вышел на рынок. Одна из важных вещей для молодых художников – связи, новые знакомства, как, в принципе, в любой сфере.

– Может быть, вы знаете секрет отличных продаж?

– Что вы, нет, конечно. А хотел бы. Думаю, самое главное в нашем деле – интуиция, везение и сила воли.

– Во Владивостоке открылась выставка «Краб внутри». Люди поделились впечатлениями с вами?

– Конечно, как обычно. Всегда подходят.

– И что говорят?

– Что ничего не понимают. (Смеется). Спрашивают: почему так много букв, надписей? Почему все серое? Что значит конкретная фраза? Многие люди не догадываются о том, что изображено на картине, а некоторые подходят и говорят, что все круто и им понравилось. На этой выставке не было ребусов.

– «Краб внутри» – почему такое необычное название?

– У меня всегда были классные названия выставок, они часто не имеют вообще никакого отношения к тому, что представлено на выставке. Случайно получилось, на самом деле. Во время разговора послышалось «краб внутри», решил так и оставить. На выставке есть работа с такими словами на корейском языке.

– Важно ли, чтобы человек понимал ваш творческий замысел, глядя на работы?

– Важно, чтобы человек выстроил свои отношения с моими работами. Я против пресс-релизов перед выставкой, если и делать их, то так, чтобы не раскрывать всех карт. Если у человека не выстраиваются отношения с картиной, то и не надо. Если нет химии, то мимо. Не надо смотреть на то, что хотел сказать автор, попробуй понять, что он говорит. Не хотите понимать – не понимайте. Я не могу заставить вас это делать.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Интервью