Во Владивостоке 19-й сезон под овации идет спектакль на все времена

Рецензия на спектакль «Поминальная молитва»
25 ноября 2019, 09:31

Фото: gorkytheater.ru
Фото: gorkytheater.ru | Во Владивостоке 19-й сезон под овации идет спектакль на все времена

Спектакль по пьесе Григория Горина «Поминальная молитва» идет в Приморском академическом театре драмы им. М. Горького уже 19 лет. Это один из спектаклей-долгожителей. Грех не вспомнить о нем в Год театра в России. В этом сезоне он уже дважды с успехом прошел на сцене любимого горожанами театра.

Поставленный в далеком 2000 году по произведениям Шолом-Алейхема в непростое для России время этот спектакль был обречен на успех. Звучащие в нем настроения были близки в те годы всем и каждому несмотря на то, что это все-таки история еврейской семьи, быта и нравов еврейского народа. Светлая грусть, самоирония и надежда на счастливое будущее сделали этот спектакль горячо любимым многими поклонниками театрального искусства во Владивостоке.

Уютная сценография художника Владимира Колтунова (лауреата премии «Золотая маска», Москва) настраивает на трогательную семейную историю. Неприхотливый быт лишь подчеркивает богатство души его постояльцев: телега, бидоны для молока, деревянный стол. Особое место занимает могучий дуб, символизирующий, с одной стороны, дружбу православных русских и украинцев с иудеями-евреями, с другой стороны – верность народа родной земле, на которой живет он и жили когда-то его предки. Одежды героев также просты, даже в день свадьбы старшей дочери Тевье – Цейтл.

В центре сюжета – семья Тевье-молочника. У него есть жена Голда и пять красавиц дочерей: Цейтл, Годл, Хава, Шпринца и Бейлке. Тевье в исполнении Владимира Сергиякова предстает мудрым мужчиной, строгим, но справедливым отцом, любящим мужем и справным хозяином. Он часто цитирует Священное Писание и не прочь посмеяться над собой. Про таких, как он, говорят «как за каменной стеной».

Прекрасна Голда Светланы Салахутдиновой: женственная, трогательная и в то же время ироничная. Это мать, у которой болит сердце за всех своих детей. Ее любовь к дочерям лучше всего иллюстрирует финальная для этого образа сцена, пожалуй, один из центральных эпизодов спектакля. Находясь на смертном одре, женщина помогает родиться своей внучке – малышке, которую никогда не увидит. Она отдает ей свои силы. Это пронзительная сцена, от которой наворачиваются слезы.

Но еврейский народ умеет держать удар благодаря самоиронии. Чрезвычайно развито это качество у далекого родственника Тевье – Менахема Мендела в исполнении Александра Славского, который меняет профессии как перчатки. Вот он сват, а вот он – страховой агент. Самоирония и находчивость выручают его даже в самых непростых ситуациях. Среди подобных – сватовство мясника Лейзера Вольфа старшей дочери Тевье – Цейтл. Александр Запорожец наделяет своего героя, пожилого бизнесмена, простотой, широтой души и невероятной щедростью. Вместе с тем он проявляет гибкость: и когда терпит фиаско на любовном фронте, и когда лишается бизнеса.

Не так прост и портяшка Мотл в исполнении Евгения Горенко. Трогательный, почти нищий возлюбленный Цейтл весьма целеустремлен, трудолюбив и несмотря ни на что не опускает руки. А студент Перчик в исполнении Валентина Запорожца? Даже отправляясь в Сибирь, он не теряет чувства юмора и веры в лучшее. И так можно сказать о каждом.

В культуру еврейского народа максимально погружает свадьба. Завораживающая музыка, хореография, обряд как таковой. Это сокровенная, почти интимная история, несмотря на большое количество ее участников, завершается погромом. Так и хочется сказать: «Святое растоптали…». Это финал первого действия. Во втором значительно больше тревожных и драматичных эпизодов. Вот покидает отчий дом Годл, решившая повторить судьбу жен декабристов. Следом за ней обращается в другую веру Хава, выходя замуж за русского писаря Федора.

Умирает Голда. Ее провожают в последний путь подсолнухами, самым солнечным цветком – символом любви, которая никогда не умирает. Все это на бессознательном уровне затрагивает самые тонкие струны души и придает истории особую пронзительность. Завершающий аккорд – предписание, согласно которому евреи должны покинуть Анатовку. Но и этому не удалось сломить волю главного героя – Тевье-молочника.

В финале спектакля звучит смех как знак того, что пережить и преодолеть можно все. Пожалуй, в этом и заключается успех «Поминальной молитвы»: 19-й сезон на сцене, полный зал и овации в финале. Спектакль на все времена.

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Культура