Актеры театра им. М. Горького: «Роль не придет к тебе, пока ты к ней не готов»

10 апреля 2019, 11:15

Фото: Анна Шеринберг
Фото: Анна Шеринберг | Актеры театра им. М. Горького: «Роль не придет к тебе, пока ты к ней не готов»

Этот год в России объявлен Годом театра. Для кого-то театр начинается с вешалки, но для большинства первая ассоциация при упоминании о нем – это актеры. Корреспондент PRIMPRESS пообщался с актерами театра им. М. Горького Яной Мялк и Леонидом Смагиным.

– Когда и как вы решили, что станете актером? Что повлияло на ваш выбор профессии?

Яна Мялк: – У меня родители были актерами, поэтому мое будущее было в некотором смысле предопределено. Детство прошло в театре сначала за кулисами, в каких-то спектаклях я играла небольшие детские роли. Одним словом, театр в моей жизни был всегда, сколько я себя помню.

Леонид Смагин: – С малых лет мне было интересно участвовать в детских спектаклях в садике и школе. Когда в старших классах этого не стало, я вдруг понял, как сильно мне этого не хватает. Поэтому к окончанию школы я принял осознанное решение, чем хочу заниматься.

– Вы помните, как прошел ваш дебют на сцене? Как шла работа над этим образом? Какие чувства вы испытывали в день премьеры?

Яна Мялк: – Наш курс играл на сцене театра имени Горького спектакль «Золушка», и это был наш всеобщий дебют. Мы участвовали в нем всем курсом. Шла кропотливая работа над образами с нашими учителями. Если говорить об уже большой самостоятельной работе, то это был спектакль «Борис Годунов», где я играла мальчика-служку. Для этой роли мы с Ефимом Семеновичем общались даже со священнослужителями, чтобы знать, как это правильно подавать со сцены. А премьера – это всегда очень волнительно. Те чувства, которые испытываешь в день премьеры, всегда одинаковые, всегда одни и те же переживания, как и в тот первый раз.

Леонид Смагин: – Это была сказка «Царевна-лягушка». Я помню, что сразу после премьеры спектакля было какое-то ощущение дикой усталости и в то же время ощущение эмоционального подъема: «Да, я сделал это!» Я нахожусь там, где хочу находиться, занимаюсь делом, которым хочу заниматься.

– Есть ли образы, которые по тем или иным причинам вам особенно дороги?

Яна Мялк: – Да, конечно. Один из самых моих любимых на данный момент – это Белоснежка из спектакля «Белоснежка и семь гномов». Я обожаю эту роль! А если из каких-то серьезных вещей, то это роль в спектакле «Касатка», в котором мы с Ефимом Семеновичем очень много сделали, и роль в спектакле «Анна Каренина».

Леонид Смагин: – Не могу какие-то роли выделить. Я их все люблю. Понимаю, что какие-то получились лучше, какие-то, возможно, чуть хуже, но тем не менее они все мне очень дороги.

– Что помогает вам при работе над ролью? Что вдохновляет?

Яна Мялк: – Похвала режиссера. Вот когда режиссер хвалит, особенно Ефим Семенович, это очень вдохновляет.

Леонид Смагин: –Жена. Она работает здесь же, мы внутри «варимся» вдвоем, и гораздо удобнее при необходимости получить компетентный совет, профессиональный взгляд. И это очень помогает. Помогает и вдохновляет музыка: каждый раз разная. Многое зависит от образа. В основном это иностранная инструментальная музыка.

– Случались ли с вами или вашими коллегами курьезные ситуации во время спектакля? Как из них выходили?

Яна Мялк: – Театр – это живой организм, и всякое случается. Ну, чтобы очень критические ситуации, я таких не припомню. Самый большой страх любого актера – это забыть текст. Вот подобные ситуации бывали, и здесь очень помогало умение импровизировать. Когда находишься в образе, то смотришь на мир и, соответственно, действуешь в рамках предполагаемых обстоятельств. И даже если забываются какие-то слова, то они заменяются на иные, и при этом ничего не теряется.

Леонид Смагин: – Да, конечно, случались. Одна из них была то ли на сдаче спектакле, то ли на генеральном прогоне. По сюжету за сцену кидают яблоко. И это яблоко попало артисту в голову. Он проходил мимо и просто не знал, что сейчас это случится. И он кинул яблоко обратно. В итоге оно ударило актрису по голове, она наступила на подол собственного платья и упала. Что делать? Либо продолжать, как будто ничего не случилось, как будто так и задумано, либо отыгрывать это на зал как шутку.

– Говорят, что сцена исцеляет. Согласны ли вы с этим утверждением?

Яна Мялк: – Абсолютно согласна! Потому что бывает, что ты приходишь больной, но, как только оказываешься на сцене, ты сразу здоровый. Срабатывает что-то в голове, и ты уже не думаешь о болезни, а работаешь.

Леонид Смагин: – Да, абсолютно. Есть пример. У меня была жуткая ангина, а вечером должен состояться спектакль. В 12 я вызвал скорую помощь. Они приехали, хотели меня госпитализировать. В итоге я отыграл спектакль и только потом приехал на скорой, и меня госпитализировали. Врачи очень удивились, что мне тогда удалось отработать на сцене. Но я это сделал только от того, что сцена лечит. Только из-за этого.

Был другой пример, но уже не со мной. Театр из Москвы привез спектакль. Один из артистов был не в очень хорошем состоянии. Я наблюдал со стороны, как он сидел здесь, ожидая своего выхода на сцену. Он дожидался реплики, после чего медленно направлялся к кулисам. Когда только он оказался на сцене, как будто сработал какой-то переключатель, и он в мгновение переменился и стал буквально порхать по сцене. Когда эпизод с его участием завершился, он так же медленно, как шел туда, вернулся обратно.

– Есть ли у вас опыт работы в кино? Если нет, то хотелось бы попробовать?

Яна Мялк: – Есть опыт работы. К нам приезжала японская киносъемочная группа. Они снимали фильм, который назывался «Восточный экспресс». И у меня там была небольшая роль.

Леонид Смагин: – В профессиональном кино нет, а вот в передаче однажды мы снимались всем курсом. Вообще очень хотелось бы попробовать себя в кино. Это интересно.

– Есть ли у вас роль-мечта?

Яна Мялк: – Я очень люблю Достоевского. Очень хочу, чтобы у нас что-нибудь поставили по какому-то из его произведений. У нас раньше были постановки, но на тот момент я была еще совсем юная. Если бы сейчас что-то поставили по Достоевскому, я бы очень хотела в таком спектакле работать. А так в общем-то каждой роли рад и каждую роль ждешь. И может случиться так, что режиссер увидит тебя в каком-то образе, в котором ты себя не представлял.

Леонид Смагин: – Если в юношестве у меня были какие-то безумные мечты насчет каких-то образов, которые очень хотелось бы сыграть, то сейчас я понимаю, что у меня недостаточно опыта, чтобы сказать, какая конкретная роль – моя мечта. Люблю комедию, драму, но пока без ожиданий. Но я ко всему готов, к любой роли. Роль не придет к тебе, пока ты к ней не готов.

– Кого вы считаете своими главными учителями в профессии и в жизни?

Яна Мялк: – Ефима Семеновича, маму и мужа. Это самые близкие мне люди. Я с ними на одной волне. Мы отлично друг друга чувствуем. Это мои соратники, союзники, единомышленники.

Леонид Смагин: – Это мой мастер курса Ирина Михайловна Лыткина, это в первую очередь. В жизни это моя мама, которая создала меня в каком-то смысле и поддерживала меня в моем желании заниматься этой профессией. Естественно, это Ефим Семенович: когда приходишь в большой театр и попадаешь к большому мастеру, то нужно соответствовать.

– Что для вас театр? Какую роль он играет в вашей жизни?

Яна Мялк: – Это моя жизнь. Большая часть времени проходит здесь. Театр всегда со мной, даже если я нахожусь за его пределами. Эта такая профессия, о которой невозможно забыть, переступив порог дома. Я считаю, что это удел всех творческих профессий: рабочий процесс происходит в голове даже тогда, когда ты находишься дома. Поэтому театр со мной всегда.

Леонид Смагин: – Театр – это и есть моя жизнь. У меня могут быть какие-то интересы вне театра, но я всегда здесь.

 

PRIMPRESS рекомендует:

Вы отвечаете
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.

Комментариев к этой статье нет
Новости партнеров

Интервью